Почему Исламское государство выбрало своей целью Францию

Версия для печати
0
0
0

Почему джихадисты выбрали Париж, Францию? Потому что Франция борется с ИГ в Сирии? Воюет в Сахель? Поставляет бойцов джихаду? А может, потому, что Франция олицетворяет собой идеи Запада, свободы и светскости? Вероятнее всего, по всем этим причинам в совокупности, рассуждает обозреватель Le Temps.

В обращении, распространенном ИГ в субботу через Twitter, участие Франции в международной коалиции в Ираке и Сирии ясно указывается как причина терактов. "Проводя решительную политику, вмешиваясь в события в Ливии, Ираке и Сирии, Франция дает ИГ повод для агрессии", - заключает Хасни Абиди, директор Центра изучения и исследования арабского мира и Средиземноморья. И если в Ираке и Сирии на долю Франции приходится всего лишь 4% ударов коалиции, то в Сахель [Мали, Нигер, Нигерия, Чад, Судан, - прим. ред.] она - в авангарде борьбы с исламским терроризмом. По мнению Абиди, поддержка, оказанная Францией Алжиру, Марокко и другим африканским странам, была расценена ИГ как прямое посягательство на него.

В то же время Франция, около 1700 граждан которой вступили в ряды ИГ, является крупнейшим европейским "поставщиком" боевиков-джихадистов в Сирию и Ирак. "около 20 лет во Франции существует лабиринт различных джихадистских сетей и ячеек, - рассказывает специалист по джихадизму и бывший сотрудник швейцарских спецслужб Жан-Поль Руйе. - Практически все террористические организации, от ИГ сегодня и "Аль-Каиды" до Вооруженной исламской группировки в 1980-е, имеют французские подразделения. Некоторые из этих террористов мертвы, другие в тюрьме, но некоторые - на свободе. Для них Франция - благоприятное поле деятельности".

Еще одна причина того, что выбор пал на Францию, в том, что попасть во Францию гораздо проще, чем в США. Кроме того, Франция недооценила факт радикализации своих граждан, главным образом, жителей неблагополучных пригородов, считает бывший судья Марк Тревидик. А единственным ответом со стороны государства стало не открытие дверей интеграции, а усиление мер безопасности.

В обращении ИГ говорится также, что мишенью для терактов был выбран Париж как "столица мерзости и разврата". С момента теракта в редакции Charlie Hebdo Франция знала, что ее приверженность свободе слова делает ее мишенью, и сегодня она понимает, что террористы метят в образ жизни. Не случайно они атаковали бары, кварталы развлечений и беззаботных посетителей. Карикатуры и идея светскости, выражающаяся в запрете на ношение никаба и хиджаба в школах, легализация однополых браков, - все это было расценено ИГ как "оскорбление пророка". ИГ ищет религиозные и социальные аргументы для своей пропаганды. И во Франции оно их нашло".