The Nation: Пока в Вашингтоне раздумывают, Париж и Москва формируют союз

Версия для печати
0
0
0

Помогут ли теракты в столице Франции растопить лед новой холодной войны между Россией и США, размышляет в авторском аудиоподкасте Стивен Коэн, пишущий редактор издания The Nation.

По мнению Стивена Коэна, сегодня мы видим ускорение тенденции, очевидной уже в результате сирийского кризиса, когда варварские теракты в Париже привели к незамедлительному военному союзу России и Франции против "Исламского государства" в Сирии. В последние дни президент Франции Олланд и большинство стран Европы существенно порвали с двухлетней политикой администрации Обамы, направленной на "изоляцию России Путина" из-за украинского кризиса.

За всем этим почти наверняка последует европейско-российская политическая разрядка, но, как указывает Коэн, остаются некоторые неопределенности. Европейское руководство по отношению к России теперь, возможно, перейдет от немецкого канцлера Ангелы Меркель к Франсуа Олланду, так как собственные позиции Меркель испытывают давление в связи с ее политикой в направлении Греции, Украины, кризиса с ближневосточными беженцами, наводнивших европейский континент. Экономические санкции Европы против России из-за Украины пока что остаются, но насколько надолго?

Говоря в целом, кажется, что после парижских терактов в Европе еще больше стали прислушиваться к аргументу Путина, что победить "Исламское государство" поможет только укрепление сирийского государства и его армии, а значит и президента Асада, что противоречит заявлениям администрации Обамы, уже в течение двух лет настаивающей на его удалении.

Между тем, поддержка в Европе украинского правительства, испытывающего глубокий кризис, продолжает уменьшаться. После событий в Париже и начавшейся разрядки в отношениях между Западной Европой и Россией, даже правительство Кэмерона в Великобритании, возможно, полностью прекратит поддерживать проамериканский режим в Киеве.

Париж и его последствия демонстрируют снижение влияние Вашингтона даже в его собственном западном альянсе. Стивен Коэн приходит к выводу, что полным ходом идет двойной исторический процесс: Соединенные Штаты больше не могут играть самопровозглашенную роль гегемона и "единственной сверхдержавы", тогда как Россия вернулась на главную сцену международных отношений.