The Independent: Эрдоган не заинтересован в борьбе с ИГИЛ, его цель – тотальное уничтожение курдов

Версия для печати
0
0
0

Турция не имеет никакого интереса в мирном урегулировании конфликта в Сирии, а находящийся в отчаянном положении турецкий президент Эрдоган пытается переключить внимание международного сообщества на президента Асада, пишет обозреватель The Independent Радж Алалдин.

При президенте Эрдогане и его Партии справедливости и развития (ПСР) политика Турции в последние четыре года была ошибочной и дорогостоящей, полагает автор. В 2011 году турецкий лидер ошибочно сделал ставку на исламистские группировки, противостоящие режиму Асада, и с тех пор поддерживал их, в том числе материально.

В этом процессе Турция также стремилась маргинализировать курдов и рассорилась с региональными державами, таким как Иран.

Четыре года спустя оказалось, что Асад удержал власть, а сохранение его режима стало центральной частью переходного мирного плана, по итогам переговоров мировых держав в минувшие выходные. Региональный соперник Турции, Иран, является ключевым игроком, которого Запад больше не может игнорировать. Помимо того что лояльные Асаду силы в настоящее время получили поддержку со стороны России, международное сообщество больше не заинтересовано в разгроме режима - вместо этого основное внимание сосредоточено на борьбе с группами джихадистов, такими как ИГИЛ.

Это изменение акцентов - существенная преграда для Эрдогана. И теперь инвестиции в оппозиционные группировки, такие как «Джабхат ан-Нусра» (филиал Аль-Каиды в Сирии) и «Ахрар аш-Шам», «вот-вот пойдут насмарку». Турция сыграла важную роль в том, что ИГИЛ и другие джихадисты добились процветания в Сирии. В частности, они использовали Турцию как перевалочный пункт для контрабанды оружия и наличных.

Курды в Сирии, тем временем, зарекомендовали себя в качестве надежного союзника Запада и создали курдскую автономную область, возродив курдский национализм в Турции и в регионе - к большому ужасу Турции, поскольку она продолжает жестокую военную кампанию подавления курдов.

Таким образом, Турция не заинтересована в мирном урегулировании конфликта в Сирии, переговоры о котором ведут мировые державы. Все больше отчаявшись, Турция попытается вернуть в фокус внимания режим Асада и возместить свои потери, понесенные и в Сирии, и в сфере геополитики. Поэтому вероятно, что за решением сбить российский самолет стоят и другие политические факторы - особенно если учесть, что, насколько мы знаем, самолет не представлял непосредственной угрозы для национальной безопасности Турции.

Эрдоган укрепился во внутренней политике благодаря климату страха и неуверенности, который сослужил ему службу ближе к началу этого месяца. Тогда в стране состоялись досрочные выборы, в ходе которых он вернул себе потерянное в июне большинство - после месяцев бомбежек, кровопролития и лживой риторики. Анкара сбила российский самолет, чтобы отвлечь турок от усиления своей военной кампании против курдов, особенно в преимущественно курдской провинции Мардин, в которой недавно произошли нападения на членов парламента страны.

Два дня назад Селахатин Демирташ, лидер курдской Демократической партии народов (HDP), получивший международное признание в ходе национальных выборов, пережил покушение в городе Диярбакыр, который находится в районе, населенном преимущественно курдами.

Эти тактики не могут не привести к долгосрочным издержкам, из-за которых у Сирии станет меньше шансов на мир, а Западу будет труднее победить ИГИЛ, полагает автор.

В преддверии выборов в Турции Запад поддержал Эрдогана с целью достижения договоренностей по разрешению миграционного кризиса. В настоящее время Запад может пожалеть об этом.

Турция не является незаменимым союзником и не должна считаться таковым. Если Запад не окажет серьезного давления, у Эрдоган будет мало стимулов, чтобы остановить свою разрушительную политику, заключает автор.