The New Yorker: Турция проводит в Сирии безрассудную политику

Версия для печати
0
0
0

The New Yorker оценивает инцидент со сбитым российским боевым самолетом в контексте событий сирийской гражданской войны.

На случай, если вы задавались вопросом, как там идут дела у великого союза, настроенного бороться с ИГИЛ, вам следует оставить свои усилия после того, как во вторник с неба упал российский истребитель.

Пилот турецких ВВС на F-16 американского производства сбил российский военный самолет. Помните, все эти страны - Россия, Турция, Соединенные Штаты - по крайней мере, номинально должны работать вместе , чтобы уничтожить ИГИЛ, смертельно опасную группировку, захватившую огромную территорию в Сирии и Ираке. Кампания против нее предстала в безотлагательном виде после парижских терактов. Россия, Турция и Соединенные Штаты могли бы договориться о важности уничтожения ИГИЛ, но они неспособны прийти к соглашению ни о чем помимо этого. Вот почему был сбит российский самолет. Это также объясняет, почему сирийская война длится так долго.

В то время как Путин может говорить, что его главная цель - война с ИГИЛ, на самом деле, она заключается в спасении режима в Дамаске. Россия и США не находятся в прямом конфликте, он опосредован. Подумайте вот о чем: недавно поддержанные американцами сирийские повстанцы уничтожили российский вертолет из оружия, предоставленного США. Последний раз такое происходило в 1980 гг. во время советской оккупации Афганистана.

Все это подводит нас к Турции. Вооруженный конфликт между ней и Россией не только опасен для непосредственных участников, но и для стран Запада в целом, потому Турция является членом НАТО. Это означает, что любое нападение на нее будет расценено как нападение на США и остальную часть альянса. Будем надеяться, что возобладает хладнокровие.

Последнее, что стоит упомянуть относительно Турции, которая может быть американской союзницей, но при этом она проводит в Сирии безрассудную политику. В своем рвении к свержению Асада турецкое правительство в течение многих лет позволяло иностранным наемникам, желающим воевать в Сирии, использовать себя в качестве транзитной базы. При этом иностранцы, принимающие участие в боях на территории Сирии, являются самыми закоренелыми фанатиками. Трудно себе представить, чтобы ИГИЛ было бы столь же сильной организацией, какой она является сегодня, если бы турецкие чиновники не закрывали глаза на происходящее на своей границе. Путин назвал турецких военных "пособниками террористов". Это преувеличение, но вы поняли суть.

К чему все это приведет? Ни к чему хорошему. Как показал сбитый российский военный самолет, сирийская гражданская война превратилась в арену, где мировые державы сражаются за господство, она оказалась, по существу, тупиком. Даже если нам удастся избежать еще одной конфронтации, война в Сирии, как бы это ужасно не звучало, будет продолжаться еще долгое время.