The American Conservative: Расстрелом российского самолета Эрдоган намеренно подрывает коалицию против ИГИЛ

Версия для печати
0
0
0

Зачем Турция атаковала российский военный самолет, задумывается The American Conservative.

Расстрел российского военного самолета турецкими истребителями F-16 является крайне тревожным поворотом событий. Инцидент будет иметь последствия, которые неизбежно включат в себя некоторый ответ от НАТО и сделают возможность создания любого большого союза для борьбы с ИГИЛ гораздо менее вероятной.

Турция предоставила карту, указывающую, где предположительно имело место нарушение ее воздушного пространства. Если карта точна, то это произошло на участке шириной в два километра, выступающим в глубь сирийской территории. Но даже если бы российский самолет пересекал этот участок на дозвуковой скорости, то он преодолел бы территорию Турции примерно за 12 секунд, что уже заставляет усомниться о турецкой версии по поводу "неоднократных предупреждений". Сбитый самолет не падает отвесно вниз, но его останки находятся глубоко на сирийской территории.

Существует также вопрос, кто отдал приказ стрелять и почему. Учитывая политическую чувствительность происходящего на сирийско-турецкой границе, можно сделать вывод о том, что любой приказ применить решительные меры пришел с верхних уровней правительства в Анкаре. На севере Сирии действуют американские, российские, французские и британские самолеты. Ни один из них не может быть уличен во враждебных Турции действиях, в то время как у мятежников и террористических сил нет собственных ВВС. Поэтому относительно незначительное вторжение в воздушное пространство, если оно действительно имело место, фактически указывает на турецкий план о заранее спланированной атаке на российский самолет сразу же, как только можно было бы правдоподобно утверждать о том, что имело место нарушение воздушного пространства.

Почему турки на это пошли? Потому что Россия, по-видимому, с большим успехом поддерживает президента Сирии Башара Асада, тогда как Турция крайне настойчива в своих предложениях по его удалению от власти. Справедливо или нет, но Асад рассматривается Турцией как сторонник курдских вооруженных формирований, действующих вдоль длинной и весьма условной границы с Турцией. Это объясняет, почему Анкара весьма сдержанно отнеслась к своему участию в кампании против ИГИЛ, молчаливо сотрудничая с террористической организацией и в тоже время сфокусировав все свои военные усилия против курдов, которых она рассматривает в качестве экзистенциальной угрозы, направленной против единства Турецкой республики.

Предпринял бы турецкий президент Реджеп Эрдоган что-нибудь опрометчивое по своей инициативе? Только он знает наверняка, но если его целью было пустить под откос создание объединенного фронта против террористических групп и групп мятежников в Сирии и, таким образом, ослабить режим в Дамаске, он просто мог предположить, что риск стоил потенциальной выгоды.