Борис Джонсон: Пора объединиться с Путиным в совместной борьбе с ИГИЛ

Версия для печати
0
0
0

Газета Daily Telegraph публикует статью мэра Лондона Бориса Джонсона, посвященную вступлению Британии в сирийскую войну. "Пора отбросить ментальность холодной войны и разборчивость в выборе союзников, если мы хотим победить ИГИЛ", - гласит заголовок статьи.

В последние дни ко мне подходят прямо на улице люди с вопросом: "Борис, почему вы голосовали за войну?" [голосование в парламенте о начале военно-воздушной операции Британии в Сирии]. Я отвечаю, что я не голосовал за войну. Война в Сирии уже идет, и она уже унесла четверть миллиона жизней. Я голосовал за ее прекращение.

"Как же бомбардировки? Ведь на ваших руках будет кровь невинно погибших людей?". Я отвечаю, что десятки тысяч невинных людей убивают за то, что они женщины или инвалиды, или гомосексуалисты, или принадлежат не к той ветви ислама. Я не хочу, чтобы их кровь была на моих руках, я не хочу, чтобы психопаты ИГИЛа продолжали строить свой халифат и вершили свою кампанию террора.

Когда парламент принял решение о начале воздушных ударов, не было даже привычных для парламента возгласов одобрения. Никто не подходит к этому с патриотическим угаром или даже энтузиазмом. Мы хотим самым надежным и быстрым путем прийти к миру в Сирии. И, так как мы знаем, что одними бомбежками этого не достичь, мы должны думать над созданием коалиции.

Уничтожение зловещего культа смерти ИГИЛ, вывод из-под ее контроля территории, на которой проживают 10 миллионов человек, - наша основная задача.

Сделать это без наземных войск мы не сможем. Нам нужны солдаты. И, так как мы – так же, как американцы и французы, – своих собственных солдат туда посылать не хотим, быть особенно разборчивыми в выборе союзников мы не можем.

"Свободная Сирийская Армия" вместе с другими группами поменьше насчитывает 70 тысяч бойцов. Цифра это может быть преувеличенной, и среди них, может быть, немало джихадистов, идеология которых несильно отличается от Аль-Каиды.

На вопрос "кто еще есть в Сирии" - ответ очевиден. Существуют Асад и его армия, и, по последним данным, они добиваются определенного успеха. Благодаря - по меньшей мере, отчасти - российским воздушным ударам, режим сумел отбить значительную часть провинции Хомс. Плохо ли это? Я так не считаю.

Благодаря поддержки российской авиации силы режима приблизились к Пальмире. Поддерживаю ли я режим Асада и россиян в их совместной борьбе за сохранение и возвращение бесценных сокровищ Пальмиры? Безусловно. Что не означает, что я доверяю Путину и хочу удержания Асада у власти на неопределенный срок. Однако из двух зол приходится выбирать меньшее.

В настоящий момент к нашему участию в происходящем в Сирии мы подходим как к сложной шахматной партии с тремя игроками: мы пытаемся нейтрализовать исламистов и в то же время не допустить укрепления Путина. Гоняясь за двумя зайцами, мы рискуем не поймать ни одного.

Пора отбросить ментальность холодной войны. То, что хорошо для Путина, вовсе необязательно плохо для Запада. И у нас, и у него четкая и однозначная цель – устранить угрозу со стороны ИГИЛ. Все остальное сейчас должно отступить на второй план.