Die Welt: Запад не должен допустить банкротства Путина

Версия для печати
0
0
0

Цена на нефть, некогда разрушившие Советский Соз, находятся в свободном падении. Сегодня кремлю вновь грозит банкротство. Но в интересах ли Запада очередное падение России? - ставит вопрос Die Welt.

Международное энергетическое агентство (МЭА), штаб-квартира которого расположена в Париже, недавно сообщило, что цена на нефть марки «Брент» достигла наименьшего уровня за последние 7 лет, существуют перспективы дальнейшего паления цены, если будут сняты санкции с Ирана, а Саудовская Аравия сделает все, чтобы удержать свою долю на рынке. Это, в свою очередь, не останется без последствий для нефтепроизводящих стран. Больше всего пострадает России.

Радостная весть для стран, испытывающих нефтяную жажду, в то же время является предупреждением о приближающейся катастрофе для производителей нефти. Ее, вероятно, нигде не воспринимают с такой обеспокоенностью, как в Кремле. Президент Владимир Путин еще год назад, когда баррель стоил порядка 100 долларов, гордо заявлял международным экспертам, что все в порядке — Крым финансируется, западные санкции имеют ограниченное действие, запланирована военная реформа, пенсии выплачиваются вовремя, потребители довольны, все под контролем. Но это продолжалось только несколько недель, пока цена на нефть не начала падать.

Все развивается в зависимости от цены на нефть, констатировал российский президент десять лет назад и отметил при этом, что есть только одно направление развития — наверх. Он забыл, что длительный процесс заката Советского Союза, завершившийся распадом огромной империи, началось с паления цен на нефть летом 1986 года?

Саудовская Аравия в то время боролась с Ираном, используя в качестве инструмента нефтяной насос, американский президент Рональд Рейган — с «империей зла» при помощи ряда стратегических инструментов — от наращивания вооружения до их контроля.

Сегодня цену на нефть «тянут вниз», прежде всего, рыночные силы. Но опасность для Кремля и путинской системы от этого не становится меньше.

Берлину и Вашингтону в этой связи стоит задаться вопросом — слабая, пошатнувшаяся из-за кризисов Россия является лучшим партнером для мирового порядка, чем сильная, дееспособная в долгосрочной перспективе Россия? В отношении Ирана Россия, невзирая на собственные нефтяные интересы, способна на сотрудничество. То же самое касается Парижской климатической конференции, и в ограниченном варианте — борьбы с исламским террором.

«Концептуального глубокого сна» не достаточно. Настало время выработать целенаправленную стратегию в отношении России.