Le Figaro: Сибирь - фабрика джихадизма

Версия для печати
0
0
0

"Внедряясь в среду мусульман, не имеющих теологической подготовки, люди из "Исламского государства" вербуют молодежь даже в дебрях сибирской тундры, пишет Le Figaro об очередном палаче ИГИЛ - "джихадисте Толике".

Упоминание имени Анатолия Землянки у жителей его родного Ноябрьска вызывает содрогание. Преемник "джихадиста Джона" (британца, казнившего британцев), "джихадист Толик" - совершенно новая фигура в российском радикальном исламе. Шок его земляков еще больше потому, что Ноябрьск - полная противоположность мусульманским республикам Северного Кавказа, уже более века сохраняющим монополию на исламистское насилие, по словам Авриля. Город расположен в сердце Сибири, в 2250 км от Москвы. На сотни километров вокруг простирается пустынная тундра. Возникший из снежной пустыни всего 40 лет назад, город привлек персонал нефтяных компаний и советских граждан, готовых переносить суровый климат ради "длинного рубля".

Среди жителей - мусульманская диаспора, состоящая из азербайджанцев, таджиков, чеченцев, дагестанцев и татар. Но Анатолий Землянка не имел никакого отношения к мусульманской общине. Рожденный в православной семье, в детстве он ходил в церковь, не выказывая, впрочем, особой религиозности.

Как передает журналист, Землянка очень быстро и тесно сошелся с исламским сообществом Тюмени в интернете. После возвращения в Ноябрьск его обращение окончательно завершилось. Он стал постоянно посещать собрания организации "Ихсан", быстро распущенной за экстремизм, а также дом, превращенный в мечеть, впоследствии разрушенный по решению суда. В 2011 году он исчез из дома, уехав, как оказалось, в Сирию со своим земляком Русланом Сайфутдиновым, который через полгода вернулся в Сибирь и был приговорен к трем годам тюрьмы. Но число завербованных не исчерпывается этими двумя: в 2015 году ФСБ задержала еще одного жителя Ноябрьска - Алексея Пятишина, тоже принявшего ислам и собиравшегося в Сирию.

По признанию помощника муфтия Ноябрьска Рамазана Алматова, приехавшего из Дагестана, чтобы распространять "традиционный ислам", у сибирского мусульманского сообщества нет теологической базы, и с молодыми прихожанами мечети "бесполезно говорить, они ничего не понимают и не слушают нас". "Поэтому вербовщикам здесь легче работать, чем в Дагестане", - считает Рамазан. Выгнать радикалов из мечети тоже невозможно - они все равно приходят туда молиться, рассказал он.