Эксперты: Вмешательство России в сирийский конфликт вынудило ИГИЛ урезать оклады боевиков

Версия для печати
0
0
0

Согласно официальным документам Исламского государства, представленным CNN, военные расходы вынуждают организацию вдвое сократить оклады боевиков, что может серьезно сказаться на их боевом духе, рассуждает эксперт Atlantico по Ближнему Востоку и исламского экстремизму Александр дель Валль вместе с бывшим офицером французской разведки, замдиректором Французского центра разведывательных исследований Аленом Родье. 

Александр дель Валь: Нет сомнений, что российское вмешательство в сирийский конфликт серьезно отразилась на финансах ИГ. В частности это касается наносимых при западной поддержке ударов по грузовикам с нефтью и нефтеперерабатывающим объектам. ИГ потеряло контроль над рядом месторождений и сдает позиции в стратегических зонах, что означает для него спад прибыли. Мы считаем, что в некоторых случаях зарплаты перестали выплачиваться или же были многократно урезаны. Параллельно с этим ИГ повысило все налоги.

Активистам и боевикам меньше платят, пособия женщинам были урезаны, предпринимателей и население задавили налогами. Иногда у жителей даже нет питьевой воды! Условия их жизни резко ухудшились. Боевой дух наименее убежденных падает. Эту тенденцию отмечают все разведслужбы.  

Ален Родье: Получена информация о том, что оклады «госслужащих» (в том числе и боевиков) ИГ должны быть урезаны вдвое. Это лишь отражает и так известный факт: ресурсы ИГ заметно сократились из-за авиаударов коалиции. Жаль, что американцы начали бить по нефтяным конвоям и центрам распределения нефти лишь после того, как это сделали россияне. Они показали всем пример и пролили свет на двусмысленную роль турецкого правительства. Турция — единственная страна, часть границы которой контактирует с территорией ИГ. Вашингтон же недоволен тем, что турецкие власти недостаточно жестко контролируют ее. В целом, другие сферы контрабанды тоже идут на спад из-за внимания к ней и потенциальным покупателям. Как бы то ни было, еще предстоит очень многое сделать для нахождения посредников и конечных покупателей. Само ИГ ничего не боится, но этого не сказать о его «клиентах», особенно в области древностей. Наконец, ИГ уступает территорию в Ираке и Сирии и, следовательно, держит под контролем меньше людей. Раз «налогоплательщиков» становится меньше, это отражается и на поступлениях. Что касается колоссальных сумм, которые были получены в результате захвата финансовых институтов, прежде всего в Ираке, эти ресурсы постепенно истощаются. Работа государства обходится недешево. Поэтому «шура» (играющий роль правительства совет) принял вынужденные экономические меры. 

Александр дель Валь: ИГ в значительной мере представляет собой наемническую организацию в Сирии и в меньшей степени в Ираке. Поэтому оно, вероятно, будет сдавать позиции. Хотя радикальный исламизм в любом случае не погибнет, освободившееся место займут другие организации. ИГ в Сирии и Ираке несет потери, что, безусловно, будет на руку его ячейкам в Северной Африке, например, в Тунисе и Ливии. Стоит также отметить Йемен и Саудовскую Аравию: ИГ укрепляет там позиции, хотя доминирующее положение все равно остается за «Аль-Каидой».

Точка соприкосновения всех этих групп носит идеологический характер: речь идет об участии в тоталитарном движении. Наемническая сторона вопроса лишь помогает добиться верности, мотивировать семьи. Некоторые из них могли подтолкнуть детей к тому, чтобы стать смертниками, из-за полагавшихся им пособий, но отправной точкой здесь все равно является идеология. Речь идет скорее не о партнерстве, а спонсорстве. То есть, это нельзя в полной мере назвать наемничеством. Слово «наемник» тут следует употреблять с осторожностью.   

Ален Родье: Не думаю, что активисты ИГ уйдут из движения из-за уменьшения зарплаты. Никаких профсоюзов там нет. Кроме того, за вычетом наемников, прежде всего с Кавказа, новобранцы идет туда не ради денег, а ради идеологии.