Слоган "Мы справимся с этим!" больше не убедителен из уст Меркель

Версия для печати
0
0
0

Распределение беженцев среди всех 28 стран ЕС, защита внешних границ ЕС, борьба с причинами, вызвавшими наплыв мигрантов —  долго ли канцлерин сможет делать делает ставку на единую Европу? - пишет Die Zeit.

Госпожа федеральный канцлер остается в одиночестве, пусть даже и отказывается в это верить. Даже товарищи по партии ХДС — не говоря уже о «братьях» из ХСС и партнерах по коалиции из СДПГ — день ото дня все больше отворачиваются от нее. Среди общественности лишь около трети сограждан поддерживают ее. На смену гостеприимству по отношению к беженцам, наблюдавшемуся летом прошлого года, пришел страх перед возможной немощью собственного государства и общества. Лозунг Ангелы Меркель «Мы справимся с этим!» больше не убедителен — ввиду трудностей, с которыми связано его воплощение в жизнь, особенно если поток беженцев в новом году не ослабеет.

Однако не только в Германии, но и в рамках Европейского Союза Меркель теряет партнеров. Датчане уже перекрыли границу, то же самое также были вынуждены сделать шведы. А буквально на днях Австрия ввела лимит на прием просителей убежища: в этом году их будет не более 37 500 человек. (Если спроецировать это количество на Германию, то эта цифра составила бы 400 тысяч — вдвое больше, чем «хотелось» бы премьер-министру Баварии Хорсту Зеехоферу (Horst Seehofer). Австрийцы также закроют свою границу — это однозначно, а британцы готовы принять до 2020 года аж целых 20 тысяч беженцев.

А для американцев, нерасчетливая политика которых в Ираке и столкнула весь Ближний Восток в бездну хаоса, и 10 тысяч мигрантов, на приеме которых настаивает президент Барак Обама, кажутся чрезмерно большим количеством. Рим, в свою очередь, настаивает на отмене Дублинского соглашения, согласно которому, беженцы должны подавать прошение о предоставлении убежища исключительно в стране въезда на территорию ЕС — для Италии (а также для Греции) это неподъемная ноша. Что же получается — Германия осталась совсем одна? Что ж, это действительно так.

«Канцлерин» пока еще делает ставку на единую Европу, чтобы достичь трех целей: распределения беженцев среди всех 28 стран-членов ЕС, чтобы как можно лучше защитить внешние границы Союза и чтобы бороться с причинами, вызвавшими наплыв беженцев. Но постепенно ей, должно быть, становится понятно, что тот, кто полагается на Европу, в итоге останется в одиночестве.

В то же время реальной борьбы с причинами миграционной волны — урегулирование ситуации в Сирии и Ираке — до сих пор не ведется. Долгожданные мирные переговоры между сторонами сирийского конфликта оказались под угрозой из-за обострения отношений между Саудовской Аравией и Ираном, а также из-за изначальных противоречий между русскими и американцами. Если и удастся достичь каких-то договоренностей, то произойдет это не скоро, а уж о воплощении их в жизнь на «заминированном» Ближнем и Среднем Востоке и говорить не приходится. Вице-канцлер Германии Зигмар Габриэль (Sigmar Gabriel) — далеко не единственный политик в Старом Свете, который больше не верит в способность европейцев найти какой-то выход и сложившейся ситуации.

Проблема беженцев станет для «канцлерин» настоящей проверкой на прочность. Ей предстоит самый трудный выбор, перед которым только может встать политик: отказаться от своего мнения или распроститься с карьерой.