The National Interest: Сотрудничая в Сирии, Москва может попытаться избавить себя от санкций

Версия для печати
0
0
0

The National Interest усматривает связь между кризисом в Сирии и на Украине.

В течение последних 52 лет лидеры со всего мира собирались в Мюнхене для ежегодного рассмотрения глобальных проблем безопасности. Обсуждение в этом году было сосредоточено вокруг гражданской войны в Сирии. Мало того, что Сирия представляет собой политический и гуманитарный кризис на Ближнем Востоке, но потоки беженцев, бегущих от этой войны, вызывают политический кризис и в самой Европе.

В противоположность этому, в прошлом году в центре внимания в Мюнхене оказалась российская агрессия против Украины. Как ни странно, но добиться консенсуса Запада оказалось легче именно в ответе на эту угрозу. Однако, позади обеих тем лежит вопрос о том, чего хочет Россия. На той же самой Мюнхенской конференции по безопасности в 2007 г. Владимир Путин предупреждал о более напористой политике России в отношении Запада.

Что кроется за поведением России? Официально она утверждает, что ее вмешательство в Сирии необходимо для того, чтобы помочь победить террористическую угрозу "Исламского государства", но список ее целей предполагает более широкие задачи. Немногие из ее бомб ударили по ИГИЛ, в то время как большинство из них оказались нацелены на различные повстанческие группировки в западной части страны, в которой Асад пытается укрепить свои позиции.

До недавнего времени ряд наблюдателей были уверены, что режим Асада проигрывает войну, но вмешательство России изменило динамику на поле боя, и этот баланс сил на земле влияет на положение за столом переговоров. Спасая режим Асада от поражения, Россия сохраняет точку опоры своего влияния в регионе. Путин особо не привержен к Асаду, но Москва дает понять, что любые усилия по разрешению кризиса должны принимать во внимание позицию России. Какую цену Россия потребует за отказ от Асада?

Учитывая бремя потоков беженцев для европейского единства, Россия может попытаться увязать сотрудничество в сирийском кризисе с облегчением санкций, которые Европа ввела против нее после вторжения России на Украину в 2014 г. Прошлым летом канцлер Германии Ангела Меркель смело заявила, что ее страна способна принять миллион беженцев, но сегодня в Германии (и других местах) растет политическая реакция, а Европейский союз сталкивается с угрозой свободному перемещению людей в рамках Шенгенского соглашения. Приведет ли, в конечном счете, дорога в Дамаск на Украину?