The New York Times: Все, к чему прикасается Россия, превращается в оружие

Версия для печати
0
0
0

По мнению The New York Times, Россия постепенно превращается в общего врага Запада.

Почти все, к чему прикасается в эти дни Владимир Путин, воспринимается на Западе как оружие, и почти все, что делает, рассматривается как нападение, очень часто успешное. Кремль способен изменять ситуацию на местах, устанавливать квази-перемирия и создавать зоны влияния с целью оказания давления на другие страны. Так происходило в Молдавии, Грузии и Украине. Сегодня картина повторяется в Сирии.

Россия добивается успеха при помощи не только грубой силы. Используя тотальный контроль над российскими СМИ, Путин сумел превратить в "оружие" информацию. В докладе, опубликованном в конце 2014 г. Институтом современной России (Нью-Йорк) в общих чертах излагается то, как Кремль манипулирует СМИ, использует этническую напряженность, торговые и финансовые операции за границей для достижения собственных интересов.

Талант Путина к дезинтеграции является своего рода "прикосновением Мидаса". Это делает его грозным противником в гибридной войне России, основанной на силе и манипуляции, где все может стать мишенью и оружием. Путин получил то, чего давно добивался: западного признания, что Россия - сила, с которой будут считаться.

"Гораздо более безопаснее, чтобы тебя боялись, а не любили", - писал Макиавелли - наблюдение, которое российский лидер и поколения его предшественников приняли близко к сердцу. Таким образом, Москву не любят, но боятся. Но земельные захваты у других народов, запугивание соседей и дестабилизация ваших деловых и политических конкурентов не являются политикой, которой вы всегда сможете придерживаться. Все вернется, чтобы воздаться Москве сторицей.

Исторически кремлевские правители рассматривали первую линию своей обороны против того, что они считали западным злом, в том, что далеко отстоит от пределов России. Но Москва заставила людей на Западе думать, что ее политика мотивирована агрессивным ревизионизмом, а не защитой.

Может быть, неверно мнение, что Путин целенаправленно обостряет кризис беженцев, и нет никакой логики, кроме экономической, в проекте "Северный поток-2". Но если ваша репутация свидетельствует о том, что все, к чему вы прикасаетесь, превращается в оружие, все что вы говорите и делаете может быть истолковано как нападение.

Вы превращаетесь в общего врага. Российские лидеры стали столь искусны в своей игре по демонстрации угрожающей двусмысленности, что теперь они не смогут убедить кого-либо, что иногда русские просто хотят заняться бизнесом.