Atlantico: На Украине продолжаются бои, но мир говорит только о Сирии

Версия для печати
0
0
0

Относительное молчание европейских СМИ о конфликте на Украине в последнее время не должно никого вводить в заблуждение: там не видно ощутимого снижения напряженности комментирует ситуацию для Atlantico эксперт по геополитике и международным отношениям, преподаватель и основатель блога Евразия Сирилль Бре.

Сейчас градус конфликта, безусловно, ниже, чем летом 2014 года, но режим прекращения огня регулярно нарушается на различных фронтах. По-настоящему, бои так и не прекратились.

Первая причина потери интереса СМИ и политиков к украинскому кризису носит международный характер: сирийский конфликт буквально монополизировал мировую политическую сцену.

Вторая причина связана с изменением отношений между Россией и западными державами. Президент Путин изменил геополитическое и информационное положение России выступлением перед Генеральной ассамблеей ООН 28 сентября 2015 года. Российская Федерация перестала быть главным очагом политических рисков в Европе и стала настоящим союзником в борьбе с радикальным исламизмом.

Наконец, последняя причина носит локальный характер. Дело в том, что внутренние сложности киевского режима делают все более проблематичной безоговорочную поддержку со стороны европейцев. Правительству Арсения Яценюка и администрации Петра Порошенко не удается добиться от парламента принятия требуемых по Минским соглашениям внутренних и государственных реформ. Прекращения военных действий со стороны сепаратистов удалось добиться в обмен на обещание масштабной реформы, которая обеспечила бы защиты прав языковых меньшинств и предоставила определенную автономию восточным регионам. Однако этот процесс, который предполагает внесение поправок в украинскую конституцию, так и не был начат. В результате европейцы перешли от поддержки Украины в кризисный период к более сдержанной и критической позиции. На прошлой неделе главы европейских дипломатий отправились с визитом к президенту Порошенко, чтобы напомнить ему о необходимости внутренних реформ.

Соотношение сил складывается для Украины самым неблагоприятным образом. Правительственная украинская армия находится в позиции слабости и дезорганизации, в связи с чем ее способность защитить суверенитет Украины вызывает сомнения. Напомню, что еще до избрания Порошенко в мае украинские вооруженные силы были не в состоянии удержать и отвоевать регионы, которые оспаривали у них сепаратисты. Украинская армия сейчас обескровлена. В другом лагере складывается совершенно иная ситуация, потому что сражающиеся с украинцами войска могут положиться на мощную военную державу. Точно определить их состав сложно, но они, судя по всему, состоят из ополченцев, бойцов российских спецподразделений под прикрытием и наемников.

Как мне кажется, все идет к обострению ситуации. С распада СССР в окружении Российской Федерации возникли затяжные замороженные конфликты. Так обстоят дела в Приднестровье на территории Молдавии и в Южной Осетии, где в 2008 году конфликт на некоторое время «разморозился». Стоит вспомнить и конфликт Армении (ее поддерживает Россия) с Азербайджаном. Ситуация на Украине принимает тот же оборот. Уровень конфликтности может продемонстрировать устойчивый рост с учетом существования целого ряда очагов неразрешенной геополитической напряженности. Такая перспектива тем вероятнее, что, как мне кажется, Россия заинтересована в устойчивом ослаблении украинского государства поддержанием латентной войны на востоке страны. Раз НАТО не может и не должно вмешиваться, ситуация сохранится на годы вперед, быть может, даже десятилетие.