The Washington Post: Возмущены ли российские мусульмане бомбардировками Путина в Сирии?

Версия для печати
0
0
0

По мнению The Washington Post, сирийская кампания Кремля оказывается успешной в том числе и среди российских мусульман.

На данный момент Владимир Путин выглядит в Сирии победителем. Всего за три коротких дня воздушная поддержка России помогла сирийским вооруженным силам расширить контроль Дамаска в Алеппо, то есть добиться того, чего Башар Асад был не в состоянии сделать в течение трех последних лет. Также Россия выступила главным посредником установления в Сирии режима прекращения огня.

Однако многие наблюдатели предупреждают, что военная кампания Путина в Сирии может иметь неприятные последствия дома. Из 144 млн. человек населения России 20 млн. приходятся на долю мусульман, подавляющее большинство из которых являются суннитами. Некоторые аналитики полагают, что эти россияне-сунниты недовольны поддержкой Россией режима алавитов Асада, атаками на суннитов-повстанцев и усилиями России возглавить коалицию шиитских сил Ирана, Ирака и Сирии.

Что российские мусульмане думают о ситуации в Сирии?

Мы узнали их мнение при помощи опроса среди российских мусульман. Опрос был проведен отделом социологии Фонда по борьбе с коррупцией, российской неправительственной организации. Мы получили ответы 1200 людей, случайным образом отобранных в Татарстане и Дагестане, двух республиках в составе Российской Федерации с преимущественно мусульманским населением.

Это позволило нам определить настроение жителей двух главных исторических центров ислама в России: Волго-Уральского региона (Татарстан) и Северного Кавказа (Дагестан). Особенно полезным для исследования оказался Татарстан, так как 3,8 млн. человек его населения почти поровну разделены между мусульманами-татарами (53%, по данным переписи 2010 г.) и православными русскими (40%). Наше исследование в Татарстане коснулось членов обеих групп, что помогло нам точнее выделить взгляды мусульман на войну в Сирии.

Мы попросили всех респондентов выбрать один из наиболее предпочтительных для них вариантов ответа:

- России не следовало предпринимать военное вмешательство в Сирию

- Россия должна участвовать в сирийской войне на стороне Асада

- России следует присоединиться к международной военной коалиции в Сирии на стороне США и Франции

Если ни один из вариантов на устраивал респондентов, они могли написать свой собственный ответ.

Если бы прогнозы экспертов оказались точны, мусульмане были бы склонны предпочесть антивоенные утверждения и менее вероятно поддержать вмешательство Путина. Но мы обнаружили несколько иное.

Мусульмане Татарстана (24%) и Дагестана (22%) были чаще склонны выбрать вариант против участия в войне в Сирии по сравнению с православными русскими в Татарстане (18%). Но, как мы видим, разница невелика. Более того, мусульмане высказываются в пользу поддержки Асада: за этот вариант высказалось больше мусульман Дагестана (29%), чем православных христиан Татарстана (23%).

Российские мусульмане и православные разделились по вопросу о присоединении к западному альянсу ради прекращения гражданской войны в Сирии. Значительно меньше мусульман Татарстана (18%) и Дагестана (11%) высказались в поддержку присоединения к западному альянсу по сравнению с 28% православных христиан Татарстана.

Таким образом, консенсуса внутри каждой из российских религиозных групп не существует. Российские мусульмане расколоты по вопросу вмешательства в Сирии, но большинство все-таки выступает против него. Кроме того, около 20% представителей обеих религий не смогли определиться с ответом.

Российские сунниты не усматривают в поддержке Путиным шиитов Асада вмешательство на религиозной почве.

Возможно, одна из причин, по которой не оправдывают себя прогнозы экспертов о решительно негативной реакции мусульман на вмешательство Путина в Сирии, является то, что большинство из наших респондентов не рассматривают сирийский конфликт в качестве религиозного. Другими словами, они не воспринимают вмешательство России как помощь Путина алавитскому режиму для того, чтобы раздавить суннитских повстанцев.

Большинство респондентов от обеих религий - около 40% - не могут точно сказать, в чем суть сирийского конфликта. Самое главное, только 6% мусульман Дагестана рассматривают сирийскую войну как конфликт между суннитами и шиитами. И только 3% татарских мусульман видят его таким же образом.

Около 25% татарских мусульман рассматривают конфликт как борьбу с исламскими террористами. Ни одна другая группа не поднимается до этого уровня в своей оценке; с подобной точкой зрения согласны только 20% православных христиан и лишь 15% мусульман Дагестана. Те, кто видит конфликт таким образом, вероятно, согласятся с российскими СМИ, что Путин вмешивается в Сирии, чтобы бороться с силами "Исламского государства" (организация, запрещенная в России).

Остальные респонденты выбрали другой вариант, они полагают, что режим Асада сражается с Западом. Многие из тех, кто дал свои собственные ответы, также увидели геополитическое противостояние, но уже между Соединенными Штатами и Россией. Например, один респондент заявил: "Это Америка уничтожает мирные страны. Они сделали это в Югославии, Ираке, Ливии. Сейчас это происходит в Сирии".

Православные чаще, чем мусульмане, видят в сирийской войне конфронтацию между Востоком и Западом. Но российские мусульмане рассматривают войну чаще как геополитический конфликт или борьбу с исламским терроризмом, чем как межрелигиозную распрю.

Смогли ли мы выяснить, о чем в действительности думают российские мусульмане?

Мы не уверены в этом по трем причинам:

Во-первых, респонденты могут лгать. Недавним исследованием "Левада-Центра" было установлено, что 26% россиян боятся выражать свое мнение в социологических опросах. Довольно чувствительно спрашивать кого-то в путинской России о том, поддерживает ли он войну: некоторые могут решить, что ложь безопаснее. Так что, возможно, большее количество российских мусульман, чем мы знаем, не одобряют вмешательство Путина в Сирии.

Во-вторых, поскольку война затягивается, Россию все чаще обвиняют в сознательном уничтожении гражданских лиц в Сирии. По мере увеличения подобных утверждений, отношение российских мусульман способно измениться, особенно среди тех, кто не определился со своим мнением по поводу вмешательства в Сирии или не понимают подоплеку этого конфликта.

В-третьих, даже если сейчас все больше российских мусульман поддерживают вмешательство в Сирии, по-прежнему есть меньшинство, решительно осуждающее эти действия и ненавидящих режим Асада. И это может иметь свои негативные последствия для национальной безопасности России.

Сам Путин подсчитал, что от "5 000 до 7 000 выходцев из России и других стран СНГ воюют на стороне боевиков "Исламского государства". С вмешательством России в Сирии это меньшинство тоже может оказаться заинтересованным в присоединении к ИГИЛ. Зачастую кажется, что внешняя политика Путина главным образом направлена на повышение его внутренней популярности. По крайней мере, на данный момент его сирийская кампания кажется успешной, даже среди российских мусульман.