World Economy: Когда Президент Путин превращается в переводчика

Версия для печати
0
0
0

Журнал World Economy побеседовал  с Вилли Виммером, бывшим парламентским статс-секретарем министерства обороны ФРГ и бывшим вице-председателем Парламентской ассамблеи ОБСЕ, о личной встрече с Владимиром Путиным на конференции в Санкт-Петербурге и о многом другом.

Президент России решает многое на данный момент, но его выступление в полном конференц-зале в качестве переводчика для иностранного гостя совершенно уникально. Вилли Виммер, присутствовавший на конференции в качестве приглашенного гостя, испытал это лично.

World Economy: Не могли бы вы в очередной раз рассказать об этом эпизоде, желательно с некоторыми новыми подробностями. О том, как это произошло? Было ли это спонтанно? Что, прежде всего, было поставлено на карту на этом Медиафоруме, и кто принимал в нем участие?

Вилли Виммер: С 4 по 7 апреля 2016 года в Санкт-Петербурге проходил Медиафорум, на котором присутствовали приблизительно 500 журналистов региональных и федеральных СМИ со всей России. Организатором мероприятия является весьма уважаемый режиссер Говорухин, близкий российской партии власти. Конференция проводится уже на протяжении нескольких лет.

Поскольку один из пунктов программы рассматривал проблему «российские СМИ и информационная война», меня пригласили принять участие в дискуссии по этой теме. Я лично не верю в термин «информационная война», потому что это глупое заимствование американского выражения. В ходе дискуссии возник вопрос о том, какое значение имеет все это. И я был удивлен реакцией российских собеседников, которые, на мой взгляд, испытывали проблемы с ответом на данный вопрос. Я воспроизвел свои, как иностранного гостя, наблюдения о России. Это происходило во время продолжительной дискуссии с участием российского президента Путина. Президент России предоставлял ответы на вопросы, достойные восхищения. Считаю важным уточнить, именно по политическим причинам, что я отвечал на вопрос о российских ценностях, рассматривая Россию исключительно извне. Так что я попросил слово, и президент России сразу мне его предоставил. В моем распоряжении находился прекрасный молодой переводчик, который переводил меня на протяжении всего форума. Но господин президент подчеркнул, что он сам переведет мои слова аудитории. Это было сделано в точном и элегантном стиле. Конечно, я не удержался в конце выступления поблагодарить его за столь неожиданный абсолютно корректный перевод. Владимир Путин дополнил меня собственными замечаниями по проблеме ценностей в России. Его ремарка о патриотизме в противовес национализму была очень впечатляющей.

WE: Вы чувствовали себя непонятым остальными участниками? Что послужило причиной?

Вилли Виммер: В таком важном вопросе не может быть ни малейшей неточности. Именно поэтому на следующий день я принял к сведению очень искренние замечания журналистов из Башкортостана, когда пытался повторить то, что сказал днем ранее.

WE: Вы наблюдали выступление Путина в 2001 году.  Его немецкий изменился с тех пор, чувствуется ли, что он по-прежнему говорит свободно по-немецки?

Вилли Виммер:  Выступление с подготовленной речью - это одно. Но президент великой державы, переводящий на крупном мероприятии спонтанные слова иностранного гостя точно и уверенно, - это что-то очень особенное. Кроме того, в последовавшем позднее частном разговоре с президентом в переводчике не было необходимости. Президент Путин говорит на немецком языке так же, как и я.

WE: Какова была реакция присутствующих?

Вилли Виммер: Это была достаточно специализированная конференция. Эта медиаконференция может рассматриваться в качестве модели демократии. Наблюдатели сказали мне, что большинство журналистов были очень критически настроены по отношению к правительству. Тем не менее, атмосфера была очень дружелюбной, но серьезной. Я имел опыт и знание того, как западные политики сталкиваются с прессой. Я был там, когда в течение нескольких часов журналисты «задали жару» высшим чиновникам, политикам и управленцам.

WE:  Некоторые говорят, что это был не более чем PR-ход Путина?

Вилли Виммер: Я никогда не читал и не слышал подобного, но почему в странах НАТО не может быт нескольких зацикленных на одном людей?

WE: Как вы думаете, в чем основные различия между национальными ценностями в России и на Западе?

Вилли Виммер: Рекомендую Вам обратиться к видео выступления, на котором я перечислил ценности, являющиеся, на мой взгляд, российскими. Это то, что происходит в России при президенте Путине. По другую сторону Атлантики культивируются идеи, которые должны определять наши актуальные европейские ценности. Многим в Европе и Германии ближе к сердцу и уму то, каким видят мир в России сегодня.

WE: Мы хотели бы попросить Вас прокомментировать скандал с публикацией «Панамских документов». Многие, критически относящиеся к американской политике, считают, что за этим делом стоит Вашингтон.

Вилли Виммер: Я бы предпочел, чтобы генеральный прокурор ФРГ встал с колен и начал защищать немецкую конституцию. С немецкой земли больше не должны исходить планы военной агрессии.  Разве нападение на Белград не было военной агрессией? За это в Германии вы должны понести наказание в виде пожизненного заключения. Вы когда-нибудь слышали о чем-то подобном?  Привлечение одного из западных лидеров к суду Гаагского трибунала, перед которым должен оказаться каждый из них, развязавших эту вульгарную военную агрессию против одной из стран-основателей ООН в интересах Америки, стремящейся отгородиться от России? Мне до сих пор становится плохо, когда я думаю об этом.

WE: И последний вопрос, вы по-прежнему держите телефон в холодильнике?

Вилли Виммер: И не только.