The Chicago Tribune: Россия восстанавливается после катастрофы, формируя новую постнефтяную экономику

Версия для печати
0
0
0

В отсутствии какой-либо помпы, которая сопровождала новость о плане Саудовской Аравии войти в постнефтяную эру, российская экономика продолжает свою грандиозную перестройку под руководством президента Владимира Путина, утверждает обозреватель The Chicago Tribune. После краха цен на сырую нефть некоторые виды отраслей промышленности смогли выжить и даже найти способы к процветанию.

«В экономике уже появились новые факторы роста – сельское хозяйство, химическая и пищевая промышленность, внутренний туризм, – рассказал в интервью заместитель министра финансов Максим Орешкин. – Но они пока не в состоянии компенсировать спад в нетоварных секторах, который оказался одномоментным и структурным».

Известная своими периодами спадов и подъемов экономика России начинает поднимать голову. Ее снижение в первом квартале оказалось меньше тех цифр, которые прогнозировало агентство Bloomberg. Это означает, что самая долгая рецессия России за последние два десятилетия может закончиться уже в следующем квартале. Падение ВВП на 1,2% по сравнению с годом ранее оказалось самым низким с начала 2015 г.

В то время как шоковая терапия отчасти стала решением самой России, в том числе в виде перехода к свободно плавающему курсу рубля в конце 2014 г., большая ее часть стала следствием противостояния с Западом из-за Украины и потрясений на рынках энергоносителей.

Ранее потребительские сектора экономики демонстрировали устойчивый рост, когда доходы от продажи энергоносителей в размере 1,2 трлн. долларов поддерживали внутренний спрос на протяжении более чем десятилетия. Этому пришел конец после того, как Центробанк решил ослабить контроль за обменным курсом с опережением графика с целью защитить свои резервы на фоне падения цен на нефть. С тех пор рубль падал по отношению к доллару на 44% в 2014 г. и на 20% в 2015 г., восстановив часть потерь в течение этого года в размере почти 13%.

Со взлетом инфляции после краха рубля, ударившей по потребительскому спросу, уже ослабленному падением уровня заработной платы, одним из способов измерения изменений в экономике является корреляция курса валюты к потребительским ценам. Согласно оценке Morgan Stanley, в этом году влияние курса валют на годовую инфляцию понизилось на 0,2 процентных пункта по сравнению с 4,5 пунктами в 2015 г.

На фоне стабилизации цен на нефть в последние два месяца инфляция составила 7,3% по сравнению с 16,9% максимумом, зафиксированном в марте 2015 г., что дает шансы Центробанку добиться уровня инфляции не выше 4% к 2017 г.

Измерить основные показатели жизнеспособности экономики можно по такой отрасли как сельскохозяйственное производство, чья доля в ВВП увеличилась в прошлом году до 4,4%, достигнув самого высокого уровня с 2003 г.

Несмотря на признаки улучшения ситуации в некоторых отраслях, нефть и газ по-прежнему остаются источником жизненной силы экономики. Любая прибыль окажется недолговечной без более широкой капитальной перестройки, которая даст дорогу инвестициям.

«Некоторые отрасли промышленности выиграли от девальвации, но это временная победа, – отметил Евсей Гурвич, глава московской Экономической экспертной группы. – Есть определенный сдвиг, но процесс капитальной реорганизации еще не запущен. Нам необходимы реформы, инвестиции и доверие инвесторов».

Прибыль от продажи энергоносителей составляет примерно третью часть доходов бюджета. Это сопоставимо с 23% в 1996-1999 гг. и 50% в 2011-2014 гг., данным Morgan Stanley. В прошлом году четверть ВВП России так или иначе была связана с энергетикой, что больше в пять раз доли сельского хозяйства.

Возможно, самым большим препятствием является деловой климат в России. Его часто подвергают критике, хотя очевиден и прогресс. По состоянию на этот год Россия поднялась на 61 позицию с 2013 г. и занимает 51 место в индексе легкости ведения бизнеса Всемирного банка.

Рецепт главы Центробанка Эльвиры Набиуллиной по восстановлению России включает в себя «ответственную» макроэкономическую политику, структурные изменения и развитие рынков капитала. Это мнение разделяет и ее первый заместитель Дмитрий Тулин, полагающий, что без реформ экономика обречена на застой.

«Основным фактором устойчивого роста является привлечение инвестиций , – уверен Тулин. – В настоящее время мы не можем обеспечить стабильность обменного курса из-за структуры нашей экономики, ее чрезмерной зависимости от экспорта сырьевых товаров».