The American Thinker: Администрация Обамы заблуждается, отрицая доморощенный терроризм в США

Версия для печати
0
0
0

The American Thinker обвиняет американское правительство в нежелании признать наличие доморощенной исламистской террористической угрозы в США.

Было бы слишком зло заявить, что администрация Обамы напоминает сюжет романа писателя Джимми Бреслина "Банда, не умевшая стрелять точно" [в буквальном смысле это означает неумение выбрать цель и следовать ей]. Но даже верные апологеты администрации недоумевают и демонстрируют смущение решением от 19 июня 2016 г. генерального прокурора США Лоретты Линч, которая отдала приказ отредактировать самые важные части стенограммы расшифровки переговоров самопровозглашенного воина Аллаха, исламистского убийцы 49 человек в Орландо, штат Флорида.

Два недавних момента продемонстрировали ограниченность администрации президента США, чьи поступки не соответствуют сложившейся реальности, зато у нее имеется в наличии фанатичная одержимость к фабрикации собственной версии событий. Одним из них стал повторный отказ 20 июня 2016 г. президента Обамы и генерального прокурора Линч признать, что последние террористические инциденты связаны с радикальным исламизмом, если не являются его прямым результатом. Второй момент - нежелание властей соблюдать "Закон о свободе информации" (1966), согласно которому любой имеет право запрашивать информацию у правительственных учреждений.

Необъяснимо, почему Обама и Линч упорно отказываются произнести словосочетание "радикальный ислам" при упоминании терактов на территории США, как будто это своего рода какое-то колдовство. Тем более, что убийцы сами рассказали нам, кто они и объяснили свои действия. Майор Нидал Хасан расстрелял 13 сослуживцев в Форте-Худ (Техас) 5 ноября 2009 г., он сообщил, что был связан с печально известным террористическим деятелем Анваром аль-Авлаки. Мухаммад Абдулазиз убил 16 июля 2015 г. пятерых военнослужащих в Чаттануге (Теннесси) под влиянием исламистской пропаганды. Супруги, которые убили 14 человек в Сан-Бернардино (Калифорния) 12 июня 2015 г., имели связи с исламистскими группировками. Омар Матин в паузах между расстрелом 49 человек дозвонился в 911 и совершенно недвусмысленно поклялся в верности ИГИЛ (организация, запрещенная в России) и ее лидеру Абу Бакру аль-Багдади.

Существует наглядная разница между нежеланием администрации Обамы сообщить правду американской общественности и прямолинейной ясностью, которую придерживаются политические лидеры Франции, сражающиеся с терроризмом в своей стране. После жуткой серии терактов в Париже, начавшейся 7 января 2015 г., премьер-министр Франции Мануэль Вальс констатировал очевидное: "Мы находимся в состоянии войны против терроризма, против джихадизма, против радикального ислама..."

Обама и Линч говорили о бойне в Орландо как об акте ненависти, не упоминая, что Матин заявил о своей приверженности к крупнейшей террористической организации мира. Как действия, так и бездействие Линч выявили более широкую проблему, заключающуюся в отсутствии прозрачности администрации Обамы и продолжающейся политизации усилий министерства юстиции США. Как тут не вспомнить непростительно недипломатичный поступок Белого дома, подвергшего цензуре выступление президента Франции Франсуа Олланда и удалившего из видео его выступления 1 апреля 2016 г. слова о том, что в основе глобального терроризма лежит исламистский террор.

Действия генерального прокурора Лоретты Линч и поведение администрации президента США Барака Обамы носят политический характер, их объяснение, что информация о теракте в Орландо подвергнута цензуре с целью недопущения распространения исламистской пропаганды, является показухой. Семьи 49 погибших в Орландо заслуживают к себе лучшего отношения со стороны американского правительства.