Глава парламентской комиссии: Терактов в Париже мы могли избежать, если бы спецслужбы "не прокололись"

Версия для печати
0
0
0

Парламентская комиссия по расследованию терактов, совершенных в парижском регионе в январе и ноябре 2015 года пришла 5 июля к выводу, что несмотря на все провалы спецслужб, избежать терактов, по сообщениям ведущих французских СМИ, все равно «было нельзя». О столь неожиданном резюме комиссии журналисты RFI побеседовали с депутатом Жоржем Фенеком (Республиканцы), возглавлявшего комиссии по расследованию.

— RFI: Господин Фенек, в ходе подготовки этого доклада вы опросили десятки свидетелей. И вы пришли к выводу, что «терактов нельзя было избежать», как написали вчера почти все французские СМИ…

— Жорж Фенек: Я никогда этого не говорил. Это просто невероятно! Все-таки мы выпускали пресс-релизы, давали пресс-конференции, объясняли, в чем заключалась наша работа, но вот какой-то один журналист что-то взял с потолка, и все его процитировали.

Совершенно очевидно, что терактов можно было избежать. Если бы разведка не допустила «проколов».

Три террориста, атаковавших «Батаклан», а также братья Куаши (атаковавшие Charlie Hebdo) и Амеди Кулибали (взявший заложников в магазине Hyper Cacher), — все они, абсолютно все, были известны спецслужбам и занесены в специальные досье, многие были осуждены и находились под судебным надзором, на кого-то выдали ордер на арест…

Тем не менее, они могли передвигаться с обескураживающей легкостью, пересекать любые границы — как например /предполагаемый главный организатор ноябрьских терактов/ Аббауд, который мотался по всей Европе. И затем они совершили теракты.

Так что — и это признали и директор внутренней разведки DGSI, и директор внешней разведки DGSE — это страшная ошибка наших разведслужб, ошибка с очень тяжелыми последствиями.

Конечно, известно, что нельзя снизить риск до нуля, но здесь все-таки жертвами стали 147 наших соотечественников. Они погибли в серии терактов, которые организовывались и планировались, но оказались вне поля зрения спецслужб.

— Вы — составители доклада — также предлагаете меры по улучшению ситуации, по реформированию разведслужб, которых во Франции много. Вам самим в ходе расследования удалось понять, кто чем занимается в этой запутанной системе разведки, и кто чем должен заниматься?

— Я бы тоже хотел знать, кто чем занимается, кто чем должен заниматься, кто главный по борьбе с терроризмом во Франции… А главного нет… Сейчас есть несколько спецслужб, с разным подчинением. Некоторые службы — и главная из них -- DGSI — подчиняются министру внутренних дел, другие — как, например, Главное управление внешней безопасности Минобороны (DGSE) — подчиняются министру обороны.

Понятно, что французской разведсистеме не хватает координационного центра. Т. е. Национального антитеррористического агентства, которое напрямую подчинялось бы президенту… Сейчас, конечно, в Елисейском дворце есть «координатор», но он ничего не координирует. Мы предлагаем назначить национального директора разведки.

Есть также необходимость создания общей («антитеррористической») базы разведки, которой до сих пор не существует.

— Скажите, лучше ли сегодня Франция защищена, чем до терактов 2015 года?

— Нужно честно признать, что после «Батаклана» многое было сделано, но для этого нужно было дождаться «Батаклана»… После этого работа пошла на более высоких скоростях. Я говорю прежде всего о новой схеме действий элитных подразделений спецназа. Правда, пока еще не все доведено до логического завершения: я, например, выступаю за слияние трех элитных подразделений (жандармского спецназа GIGN и полицейских подразделений — RAID и BRI).

Можно говорить о более эффективной организации спасения, лучшего обеспечения помощи пострадавшим… В общем, сделано было многое, но нужно сделать еще во много раз больше.