The Wall Street Journal: Война Путина с терроризмом и молитвой

Версия для печати
0
0
0

По мнению The Wall Street Journal, новый российский антитеррористический закон, ограничивающий миссионерскую деятельность, является частью широкого подавления гражданского общества в стране.

Владимир Путин любит широко демонстрировать свое христианское благочестие. Но когда речь заходит о религиозной свободе, его режим быстро начинает напоминать Советский Союз. Свидетель тому новый антитеррористический закон, запрещающий миссионерскую деятельность и неофициальное богослужение.

В соответствии с этим законом, который вступит в силу со следующей недели, все миссионеры должны быть связаны с "зарегистрированными" организациями. Закон также запрещает проповедование веры за пределами официально признанных религиозных объектов, при этом нарушители и церкви, которые они представляют, будут оштрафованы.

Закон потенциально затрагивает все конфессии, в том числе Русскую Православную Церковь, но малочисленные конфессии особенно уязвимы перед его пугающим воздействием на свободу вероисповедания. Евангельские и харизматические христиане часто молятся в домашних церквях, а это означает, что отныне подобные собрания запрещены.

Лидеры российских протестантов обратились к Владимиру Путину с открытым письмом, в котором изложили свою позицию: "Советское прошлое нам напоминает, сколько людей разных вероисповеданий были гонимы за свою веру, за распространение своих убеждений, за Слово Божье...И сегодня мы отчетливо видим, что предлагаемый законопроект возвращает нас к тому постыдному прошлому".

Другой очевидной мишенью являются мормоны, чья церковь сегодня насчитывает 23 тыс. российских приверженцев. Мормоны уже давно являются излюбленным пугалом для русских националистов, называющих их церковь "тоталитарной сектой" и "рукой ЦРУ".

Закон является частью более широкого подавления независимого гражданского общества в России, что также включает в себя жесткие ограничения на деятельность иностранных аналитических центров. Это напоминание о трагической неудачи России в деле построения свободного общества после краха коммунизма.