Предвыборная кампания в ФРГ: проблемы безопасности, двойного гражданства и исламизма выходят на первый план

Версия для печати
0
0
0

Избирательная кампания в Германии уже началась (парламентские выборы пройдут осенью 2017 года), а ее основной темой станет вопрос безопасности, анализирует ситуацию Slate France.

После четырех терактов в конце июля, которые унесли жизни 11 человек на юге страны, со стороны правых звучат все новые призывы к ужесточению законодательства и усилению контроля над беженцами. Три теракта были делом рук беженцев. Это порождает тревогу по поводу безопасности в стране, однако корни страха уходят в неспокойную ситуацию в Турции

Произошедшее предоставило противникам «политики приема» Ангелы Меркель (как в ее собственном лагере, так и среди правых популистов) прекрасную возможность, чтобы потребовать смены курса. Канцлер пока что ограничивается общими заявлениями, но ее министр внутренних дел Томас де Мезьер представил 11 августа пакет мер для ужесточения законодательства и смягчения общественного недовольства. Эти предложения прозвучали всего через два месяца после того, как Бундестаг принял реформы с ограничением права на убежище.

Перед министром внутренних дел стоят два препятствия: основополагающие права, гарантом которых выступает конституция страны, и позиция партнеров по коалиции из Социал-демократической партии. По этой причине Томас де Мезьер отказался от предложения ввести запрет на ношение чадры в общественных местах («Нельзя запрещать все, с чем не согласен»), как того требовали министры внутренних дел земель, где у власти стоят христианские демократы.

Предложенный федеральным министром пакет мер можно охарактеризовать как классический: увеличение числа полицейских и сотрудников спецслужб (социал-демократы критикуют прошлое правительство, куда они не вошли, за сокращения в правоохранительных органах), ускоренное выдворение за границу получивших тюремные сроки иностранцев и задержание «представляющих угрозу для общественной безопасности» людей, смягчение врачебной тайны медиков, которые могут знать об угрозе новых терактов, социально-медицинский контроль беженцев с передачей данных из миграционного управления спецслужбам и, наконец, возможность лишения немецкого паспорта людей с двойным гражданством, которые принимали участие в террористической деятельности за границей.

В тоже время Томас де Мезьер не пошел на поводу у министров земель, которые добиваются запрета двойного гражданства как такового.

Идущие в Германии споры по поводу лишения гражданства напоминают те, что бушевали во Франции в начале этого года, однако сейчас обстановка совершенно иная. Дело в том, что двойное гражданство появилось в Германии относительно недавно, примерно в конце 1990-х годов. До 2000 года немецкий паспорт выдавали только по праву крови. Реформа правительства Герхарда Шредера и Йошки Фишера ввела право рождения для детей, которые появились на свет на территории Германии от родителей-иностранцев. Они могли пользоваться двойным гражданством до 23 лет, после чего они были обязаны сдать один из двух паспортов. Однако принятый в 2014 году закон позволил сохранить двойное гражданство и после 23-летнего возраста.

Эти меры касаются главным образом 3 млн. живущих в Германии турок, 800 000 из которых обладают двойным гражданством. Однако большая часть новобранцев-джихадистов выходцы вовсе не из этого сообщества. Проблема связана с другими факторами, и это волнует не только правых. Есть опасения, что пертурбации в турецкой внутренней политике могут повлечь за собой беспорядки в Германии. Появились они отнюдь не вчера, но попытка путча в Анкаре и устроенная президентом Эрдоганом чистка дали им новый толчок. Между Германией и Турцией не спадает напряженность из-за подписанного в марте соглашения по беженцам, на котором играет турецкий лидер. Он находит все новые предлоги для критики Берлина, будь то выставившая его в карикатурном свете программа на немецком телевидении или решение суда запретить ему обращаться по спутниковой связи к собравшимся в Кельне сторонникам. 

Дело в том, что Реджеп Тайип Эрдоган и его Партия справедливости и развития стремятся привлечь турецко-немецкий электорат. В 2014 году президент Турции провел там два предвыборных митинга. Правом голоса обладают 600 000 немецких турок, причем голосуют они «правильно»: 59,7% за ПСР на последних выборах против 49% в самой Турции. 

Влияние Турции проявляется также и через ряд ассоциаций. Союз турецких демократов Европы представляет собой филиал ПСР. Турецко-исламский союз заведует примерно 900 мечетями. Он подчиняется Управлению по религиозным делам Турции, которое отправляет в Германию на 4-5 лет плохо знакомых с местными нравами имамов и платит им. Исламское сообщество «Милли Гёрюш» занимается несколькими сотнями мечетей и находится под пристальным наблюдением спецслужб. Кроме того, число агентов и информаторов турецкой разведки в Германии оценивается в 5 000 — 6 000 человек. Главным образом им поручено выслеживать членов Рабочей партии Курдистана, а с 2013 года — и сторонников Гюлена. 

Собратья проповедника Фетхуллаха Гюлена, который стал главным врагом Эрдогана и сейчас скрывается в США, действуют особенно активно на территории Германии. Они не занимаются мечетями, а формируют различные культурные, благотворительные и предпринимательские ассоциации (их насчитывается порядка 300), «общества межрелигиозного диалога», кружки чтения Корана, образовательные интернаты и 24 частных школы. Лидер «зеленых» Джем Оздемир выступил с критикой непрозрачности организации Гюлена в Германии. Она должна открыто признать, чем является: исламо-консервативной сектой, группой карьеристов или радикальным течением политического ислама. 

В стремлении закрепить в Германии турецкий вариант ислама власти полагаются на подготовку теологов и имамов в государственных университетах, что допускается по немецким законам в отличие от французских. Центры исламской теологии уже существуют в пяти крупных вузах, а в скором времени еще один откроется в Берлинском университете имени Гумбольдта. Потому что за спорами о двойном гражданстве стоит вопрос о «двойной лояльности», которая в неспокойные времена порождает раскол, способный повлиять на все общество.