Handelsblatt: Пытки в секретных тюрьмах Киева

Версия для печати
0
0
0

Голые, избитые, униженные: по слухам, украинские спецслужбы пытают в своих тюрьмах пророссийских мятежников, выбивая из них признание о поддержке на референдуме независимости восточной части страны.

597 дней Виктор Ашихин провел в месте, которого официально не существует: в секретной тюрьме СБУ. Эта аббревиатура расшифровывается как Служба безопасности Украины. 7 декабря 2014 года в дверь его дома в городе Украинске, расположенном в 30 километрах к западу от Донецка, постучали три человека в униформе. Когда его жена открыла дверь, они надели 59-летнему Ашихину мешок на голову и увезли на базу СБУ в Краматорске.

Там он, по собственным утверждениям, подвергся пыткам. «Они приказали мне раздеться, били меня железной трубой по пяткам и спрашивали о том, как я участвовал в референдуме», — рассказал Ашихин. За полгода до этого, в мае 2014 года, пророссийские сепаратисты объявили референдум о выходе самопровозглашенных Донецкой и Луганской народных республик из состава Украины. Власти в Киеве заявили о «нелигитимности» референдума, а мировое сообщество не признало его итоги.

Ашихина, которого подозревали в симпатиях к сепаратистам, три раза перевозили из одной тюрьмы в другую, чтобы скрыть его арест от независимых наблюдателей. Последней стала тюрьма СБУ под Харьковом.

Похожую историю рассказал и 34-летний Николай Вакарук, также житель Украинска, которого схватили на два дня раньше Ашихина. По его словам, люди, пытавшие его, носили знаки отличия добровольческих батальонов «Днепр-1» и «Донбасс». Они добивались от него признаний, что он был информатором сепаратистов. Когда Вакарук заболел, и его пришлось поместить в больницу, там его зарегистрировали под чужим именем, приковали наручниками к кровати, и все время пребывания в больнице за ним следил некий офицер СБУ.

Недавно Ашихин, Вакарук и еще 11 пленников были освобождены — по требованию правозащитных организаций Amnesty International и Human Rights Watch. «Сотрудники СБУ вывезли их в бронированном микроавтобусе из Харькова. На головах у них были черные мешки. Перед освобождением им были возвращены паспорта и выданы суммы от 50 до 200 гривен на дорогу», — написали руководители представительства HRW и Amnesty в Европе и Средней Азии Рейчел Денбер и Джон Дальхюйзен в открытом письме главному военному прокурору Украины Анатолию Матиосу. «Похитители потребовали от освобожденных хранить молчание об их пребывании в плену».

Против арестованных за это время так и не было выдвинуто никаких официальных обвинений, добавили правозащитники. Вероятно, эти 11 мужчин и одна женщина должны были стать своеобразной «разменной монетой» — в ответ должны были быть освобождены попавшие в плен к сепаратистам украинские солдаты. Однако сепаратисты, видимо, были больше заинтересованы в выдаче своих товарищей, так что обмен не состоялся.

По утверждениям Денбер и Дальхюйзена, в украинских секретных тюрьмах находятся, по меньшей мере, еще 5 человек. Они требуют незамедлительного освобождения пленников и расследования каждого из этих случаев. «Систематическое отрицание многочисленных фактов насильственного похищения и тайных арестов людей способствует возникновению климата беззакония и оставляет безнаказанными нарушения прав человека», — предупреждают правозащитники.

В Киеве подобные обвинения отрицают. Бывший заместитель генерального прокурора Николай Голомша заявил, что во главе харьковского отделения СБУ стоят «профессионалы, действующие строго по закону», которые, по его словам, «вряд ли будут опускаться до такого». В управлении делами президента также заявили: «Незаконные аресты — не наш метод».

От руководства спецслужб в понедельник также последовало решительное опровержение утверждений о наличии секретных тюрем: «Заявления, что там насильно содержатся люди, не соответствуют действительности», — заявил глава аппарата СБУ Александр Ткачук. В Харькове, по его словам, действительно есть городское отделение СБУ, но его сотрудники занимаются досудебными расследованиями, опрашивая подозреваемых, попадающих в СИЗО. Однако последние не содержатся в камерах СБУ.