The Guardian: На заходе солнца в Сирии договоренность между США и Россией ждет первое испытание

Версия для печати
0
0
0

Мирная инициатива двух супердержав определенно проводится в духе ретро, но они могут обнаружить, что больше не в состоянии одним щелчком пальцев отдать команду к прекращению военных действий, пишет The Guardian.

После проведенных 40 или более встреч едва ли найдутся еще два министра иностранных дел, которые знают друг друга лучше, чем госсекретарь США Джон Керри и его российский коллега Сергей Лавров. Результатом их последнего продолжительного заседания в Женеве стал новый и очень подробный план соглашения о перемирии в Сирии и более скоординированный порядок операций в качестве прелюдии к миру. План имеет словесную поддержку правительства в Дамаске. Способен ли он работать?

То, что за данным заявлением сразу последовал всплеск насилия, показателем не является. Задержка между объявлением и сроками предлагает всем сторонам извлечь для себя максимум пользы. Проверка заключается в том, действительно ли бои ослабнут к назначенному времени: понедельнику на закате солнца.

Тот факт, что план подписан США и Россией, не гарантирует успеха. Почти 25 лет спустя после распада Советского Союза сделка между США и Россией в отношении третьей страны проводится в отчетливо выраженном духе ретро. Гражданский конфликт в Сирии мог превратиться в более широкую войну. В погоне за трофеями ныне участвует гораздо больше игроков и посредников, чем то было в любом столкновении времен холодной войны. Вашингтон и Москва уже не могут щелкнуть пальцами и отдать команду к прекращению военных действий.

Что ни в коей мере не отменяет сделку. Если США и Россия, несмотря на прохладные отношения в целом, могут договориться о сотрудничестве в Сирии, то они оба вносят существенный вклад в мирный процесс. Некоторые аспекты сделки — определяющие, с кем они будут вести борьбу и где — могут показаться элементарными, но по сравнению с ранее отсутствовавшей координацией действий это можно назвать прогрессом.

Также к положительным факторам следует отнести внутренние обстоятельства. Нынешней американской администрации остается четыре месяца. Президент Обама пришел к власти с обещанием положить конец участию США в иностранных войнах; разумеется, он желал бы покинуть Белый дом, зная, что США, даже косвенно, не задействованы в другом военном конфликте. Поставленный к позорному столбу за не использование силы против президента Асада 3 года назад, неужели сейчас он не воспользуется шансом, чтобы показать, что есть и другой путь?

Россия также заинтересована в прекращении кровопролития в Сирии. Российское общество, как и любое другое, питает отвращение к втягиванию своей страны в зарубежные войны. Кремль может быть заинтересован в том, чтобы сохранить свои позиции на Ближнем Востоке — лишь бы не допустить дальнейшего сокращения своей постсоветской сферы влияния — но, как он ясно дал понять, не любой ценой.

Приоритетная задача Москвы в Сирии носит последовательный характер: она состоит не в том, чтобы укрепить власть лично президента Асада, но предотвратить иракский и ливийский сценарии в случае его опрометчивого удаления. Крах сирийского государства, который угрожал бы хаосом в непосредственной близости к России и способствовал движению джихадистов к и за пределы ее границ, для русских по истине ужасающая перспектива. Но если цель России в Сирии остается прежней, тон Москвы, на международном уровне, претерпевает изменения. Если судить по ее последним шагам, она начинает отдавать предпочтение дипломатии и пользоваться «мягкой силой».

Но несмотря на все это, предзнаменования не слишком хороши. Последнее перемирие — объявленное 7 месяцев назад и более скромно обозначенное как приостановка военных действий — окончилось неудачей. Российский контроль над Асадом спорен, равно как и влияние США даже на собственного союзника по НАТО, Турцию, не говоря уже о различных вооруженных группах, действующих при поддержке Запада.

Пацифизм Керри также не дается ему легкой ценой. Пентагон, по-видимому, желает провалить любую сделку с Россией. В новом году он возлагает надежды на более воинственного президента Клинтон.

Совершенно очевидно, что любая внешняя инициатива по сокращению боевых действий в Сирии нуждается в большем единстве устремлений, чем мы наблюдаем сегодня. План Керри и Лаврова предлагает старт. Будем надеяться, что не ложный.