BBC. Сирийские повстанцы: "Вся эта война - ложь, у нас была хорошая жизнь до революции"

Версия для печати
0
0
0

Человек, впервые очутившийся в центре Дамаска, может удивиться: а где же, собственно, война? Крытые рынки в Старом городе полны занятых делом людей. На улицах автомобильные пробки. Те, у кого есть деньги, могут пообедать в ресторанах, пишет обозреватель Би-би-си на Ближнем Востоке Джереми Боуэн.

Центр сирийской столицы - витрина правительства Башара Асада. Несмотря на продолжающуюся с 2011 года войну, днем Дамаск функционирует довольно-таки неплохо. Ночью - другое дело. Ночная жизнь в Дамаске осталась лишь в нескольких отчаянных точках.

До весны нынешнего года приезжим даже не нужно было искать признаков войны - они могли слышать ее и вдали от районов боевых действий. Годами сирийская армия обстреливала позиции повстанцев, а артиллерийская канонада разносилась эхом по всему городу. Целые районы, находящиеся в нескольких милях от суетливого и невредимого центра Дамаска, лежат в руинах. Порой вооруженные группировки, держащие под контролем важные пригороды, вели обстрел из минометов.

Каждый день кого-то убивали, каждый день кто-то оставался без крова.

"Еще 10 лет"

Соглашение о прекращении огня в Сирии, достигнутое между Россией и США в феврале нынешнего года, очень скоро было нарушено на севере страны.Однако оно по-прежнему более-менее соблюдается, или, по крайней мере, влияет на положение дел, вокруг Дамаска.

Это не означает, что война приблизилась к концу. Как сказал мне сирийский генерал из министерства обороны, они прекрасно помнят пример Ливана, где начавшаяся поколение назад война продолжалась 16 лет. По словам генерала, нынешняя война в Сирии - случай более сложный, поэтому не исключено, что кровопролитие затянется по меньшей мере еще лет на 10.

Но в Дамаске звуков войны сейчас не слышно. Правительственные войска и повстанцы, чьи укрепленные позиции все еще расположены вокруг столицы, в частности, на востоке, решили не слишком досаждать друг другу - по крайней мере, пока.

"Эта война - ложь"

На этой неделе еще одна группа мирных жителей была эвакуирована из Дарайи - пригорода на юго-западе Дамаска, находящегося под контролем оппозиции. 

На короткое время появились и повстанцы, прежде чем вернуться на свои позиции в Муадамии - еще одном пригороде столицы, расположенном рядом с Дарайей. Слова повстанцев указывали на то, что они, судя по всему, чудовищно измотаны войной.

"Мы должны сражаться, потому что мы не нашли никакой другой работы", - сказал один из них, разговорчивый, четко выражающий свои мысли молодой человек лет 25.

"Если вы хотите остаться здесь, вы должны быть членом Свободной сирийской армии. Все очень дорого. Они платят 100 долларов в месяц, но этого недостаточно", - рассказал этот повстанец.

"Вся эта война - ложь. У нас была хорошая жизнь до революции. В любом случае это - не революция. Они лгали нам во имя религии, - добавил он. - Я не хочу возвращаться и опять воевать, но мне нужно найти работу, мне нужно найти дом. Все, что у меня есть, - здесь, в Муадамии".

Общая трагедия

Сирийская война состоит из миллионов личных трагедий, и при этом это одна большая общая трагедия. Я видел в Муадамии самых разных людей: от не желающих возвращаться на позиции боевиков до родителей, чьих детей убили.

Половина довоенного населения Сирии осталась без крова над головой - либо им удалось бежать за границу, либо они остаются в стране, влача нищенское существование.

Общая трагедия состоит и в том, что чем больше иностранных государств оказывается вовлечено в кровопролитие, тем сложней его остановить.

Война в Сирии стала существенной частью исторических перемен, охвативших Ближний Восток, и она связана с другими конфликтами. Центры власти смещаются, и это имеет глобальные последствия. Впереди нас ждут новые трагедии.

Первоочередная задача лидеров держав, принимающих участие в сирийской войне, состоит в том, чтобы не усугублять ситуацию. Лишь тогда возможна серьезная дискуссия о мире.