The New York Times: Российская оппозиция сама себе худший враг

Версия для печати
0
0
0

The New York Times обращает внимание на слабость и раскол в рядах российской внесистемной оппозиции.

За несколько дней, оставшихся до парламентских выборов в России, острая борьба развернулась за место от Центрального избирательного одномандатного округа Москвы. Кандидаты от "Партии народной свободы" (ПАРНАС) и движения "Открытая Россия" идут наравне - редкость для обычно слишком предсказуемых выборов в этой стране.

Проблема в этом округе и по всей России, по крайней мере, с точки зрения политической оппозиции в том, что оба кандидата являются решительными противниками не только друг друга, но и президента Владимира Путина. И оба они далеко отстают от лидеров.

Вероятность того, что российские оппозиционные партии добьются хоть какого-нибудь успеха в голосовании на выборах в воскресенье, исчезающе мала. Часть вины за это, по словам политических наблюдателей и оппозиционных лидеров, лежит на самой оппозиции, разделенной и в значительной степени неэффективной.

В соответствии с современным политическим жаргоном, в России существует "системная оппозиция" и "внесистемная", при этом системная оппозиция только называется таковой, но в действительности поддерживает Путина по большинству вопросов.

Опросы показали, что системная оппозиция добивается успехов в пику правящей партии "Единая Россия", отчасти воспользовавшись популистским недовольством населения. Но это, вероятно, не изменит проводимую в стране политику и ее руководство.

Внесистемная оппозиция раскололась на три основные политические партии и одну зарегистрированную фракцию. Несмотря на то, что они подвергаются гонениям, эти оппозиционеры до сих пор не могут объединиться. По всей России оппозиционные кандидаты участвуют более чем в 120 предвыборных кампаниях. "Разногласия среди оппозиции невероятно полезны для Кремля, - утверждает Андрей Зубов, кандидат от партии ПАРНАС по Центральному одномандатному избирательному округу Москвы. - Они подпитывают их и поддерживают во всех отношениях. Раскол означает, что наши шансы крайне малы". Его конкурент в округе Мария Баронова ("Открытая Россия") называет главной проблемой российской внесистемной оппозиции "идейно-политическое сектантство".