Time: Россия знает о слабости позиции США в Сирии

Версия для печати
0
0
0

По мнению журнала Time, Москва и Тегеран имеют большее влияние на будущее Сирии, чем Вашингтон когда-либо сможет добиться.

Как быстро может развалиться мирное соглашение? 12 сентября договоренность о прекращении огня в Сирии, достигнутая при помощи США и России, вступила в силу. На четвертый день Москва и Вашингтон обвинили друга друга в его нарушении. На пятый день британская неправительственная организация сообщила о гибели при авиаударах гражданских лиц. На шестой день американский авианалет привел к гибели сирийских солдат. На восьмой день гуманитарный конвой ООН подвергся бомбардировке, погибли 20 человек, а гуманитарная операция была приостановлена. И снова США и Россия возложили ответственность за случившееся друг на друга.

Нам не следует удивляться тому, что прекращение огня не смогло продержаться. Чтобы не заявляли официальные лица США о стратегической важности Сирии, эта страна всегда будет значить гораздо больше для России и Ирана, чем для США. Башар Асад - единственный верный союзник России на Ближнем Востоке. Его выживание зависит от доброй воли Кремля, при том что Сирия предоставляет России не только ее единственную средиземноморскую военно-морскую базу, но возможность проявить свою важную региональную роль. Тоже самое относится и к шиитскому Ирану, для которого Сирия является давним партнером и государством-клиентом в регионе, в котором доминируют арабы-сунниты.

Администрация Обамы продолжает настаивать на том, что Асад должен уйти, но для этого слишком поздно, даже если очередная бомбардировка Алеппо заставляет американцев испытать чувство подавленности. Пока никто в Вашингтоне убедительно не доказал, что постасадовскую Сирию удастся удержать от распада, и что Асада и ИГИЛ (организация, запрещенная в России) можно разбить одновременно. Если Дональд Трамп победит на выборах, он, вероятно, заключит сделку с Россией, по которой Сирия будет признана российской проблемой. Приход в Белый дом Хиллари Клинтон, по-видимому, будет способствовать продолжению подхода Обамы, заключающегося в критике, но минимуме действий и признании невыигрышности позиции США.

В конечном счете, планы США могут зависеть от того, насколько далеко пойдет Асад. Согласится ли он на консолидацию контроля над западной частью страны, которая и так находится в его руках? Или же он попытается вернуть себя власть над всей страной, что повлечет за собой невообразимо высокую цену в виде человеческих жизней? Очевидно одно: российские самолеты в воздушном пространстве Сирии и иранские сухопутные силы дают Москве и Тегерану большее влияние на Асада и на будущее Сирии, чем Вашингтон когда-либо сможет добиться. И эту реальность следующему президенту США следует принять.