The New York Times: Что кроется за любовью французских консерваторов к Путину

Версия для печати
0
0
0

О сторонниках Кремля во французских политических кругах пишет The New York Times.

Не так уж трудно объяснить роман между Кремлем и "Национальным фронтом", ультраправой французской партией. Они разделяют общие позиции по широкому кругу вопросов: национальному суверенитету (за), Европейскому союзу (против), присоединению Крыма к России (за) и роли Америки в Европе (против).

Более сложно понять увлечение не только Россией, но и ее лидером Владимиром Путиным, охватившее членов господствующей во Франции консервативной партии Республиканцев. Вот, например, ода Путину за авторством Николя Саркози, бывшего президента Франции, который в следующем году вновь будет бороться на президентских выборах: "Я не один из его приближенных, но я ценю его откровенность, его спокойствие, его авторитет. И потом он настолько русский!"

На этом похвалы в адрес Путина в книге Саркози "Франция навсегда" не закончились. Он пишет, что смог обнаружить в Путине ту "русскую душу", о которой рассуждали Толстой, Достоевский и Гоголь.

Увлечение "русской душой" имеет во Франции долгую историю. В советское время Москва была источником вдохновения и влияния на французских левых. Это подкреплялось энергичными и хорошо финансируемыми усилиями России по привлечению на свою сторону французской политической элиты и российских эмигрантских групп. Об этом написано в недавно вышедшей книге "Сети Кремля во Франции" профессора одного из французских университетов Сесиль Вэсси.

В книге Вэсси подробно описывается, как Кремль спонсировал организации, конференции, блоги и СМИ, которые поддерживают его политику. "Российские усилия лучше всего срабатывают по вопросам, которые уже популярны во Франции, - рассказывает Весси в интервью. - Они подпитывают определенное недоверие к Евросоюзу, американскому империализму и представительному правительству".

Одним из примером является не имеющая силы резолюция французского парламента, призывающая к отмене санкций ЕС в отношении России, которая была принята 55 голосами против 44 в апреле прошлого года на весьма скудной по числу участвовавших законодателей сессии этого органа, насчитывающего 577 членов. По утверждению Вэсси, данное голосование, которое не оказало никакого влияния на политику французского правительства, но широко освещалось в российских СМИ, неопровержимо свидетельствовало о действиях депутатов парламента, усердно обхаживаемых Кремлем.

Российский посыл, обвиняющий Вашингтон за кризис на Украине, нашел свою аудиторию в тех французских политических кругах, антиамериканизм которых почти всегда виден невооруженным взглядом. "Когда французские политики тепло говорят о России, это дает им возможность плохо говорить о Соединенных Штатах", - отмечает Томас Гомар, директор Французского института международных отношений.

Саркози заявляет, что в случае избрания президентом, первая его внешнеполитическая инициатива будет заключаться в поездке в Москву. Другие правоцентристские политики восхищены сильным образом Путина, некоторые поддерживают агрессивное использование Россией военной силы в Сирии. Но, по мнению Гомара, Россия играет в долгую игру, сея раздор в крупной европейской демократии и добиваясь влияния на следующее правительство.

Сесиль Вэсси добавляет, что усилия России преследуют двойную цель: она добивается одобрения европейцами стратегии Кремля и подрывает веру французов в ЕС, находящийся в настоящее время в условиях кризиса. "Российская пиар-кампания не оказывает никакого влияния на политику, но подпитывает негативное мнение о Европе, которое существует и во Франции", - заключает Вэсси.