The Times: Высокомерие Запада создало российского монстра

Версия для печати
0
0
0

Вместо того чтобы называть президента России обыкновенным тираном, мы должны признать, что мы его создали сами, пишет обозреватель The Times Майкл Берли.

В правление Владимира Путина Россия вступила в мрачный период своей истории, пишет он. Его авантюризм за рубежом остается популярным среди населения и останется таковым, пока потери в Сирии не превышают 21 человека, а сама война изображается на государственных телеканалах как своего рода компьютерная игра.

Он создал дорогостоящие замороженные конфликты и захватил Крым, в то же время заявляя, что Россия остается важнейшим игроком на Ближнем Востоке.

Проходящие в России "антиглобалисткие саммиты", в которых принимают участие французские фашисты и техасские националисты, можно считать своего рода шуткой, но все более изощренные кибератаки на западные демократии - вещь серьезная.

Все чаще звучащие напоминания о ядерном арсенале и модернизации вооруженных сил России рассчитаны на запугивание Запада.

Но вместо того чтобы просто назвать президента Путина обыкновенным тираном, мы должны признать, что во многом мы его создали сами.

Потеря империи, которая для Британии и Франции была сложным, но длительным процессом, затянувшимся на полвека, в случае России произошла практически внезапно, после роспуска Советского Союза в 1991 году.

Великобритании понадобилось несколько десятилетий для того, чтобы найти себе новую роль защитника либеральных ценностей на международной арене. Россия нашла свою новую роль гораздо быстрее, но она основана на авторитаризме.

Экономических хаос, последовавший за распадом СССР, создал в России культуру казино, в котором местные гангстеры и иностранные стервятники расхищали ее богатства.

Перед Западом возникла уникальная возможность убедить Россию в положительных сторонах верховенства закона и свободной торговли, но Запад эту возможность упустил, высокомерно считая, что Россия сама придет к этой точке зрения.

Перед лицом нестабильности Владимир Путин сменил либерализм Бориса Ельцина на коктейль из морального консерватизма, православия и военной мощи, который импонирует россиянам, уставшим от постоянно демонстрирующего свое превосходство Запада.

После того как США продемонстрировали в Ираке и Афганистане, что их мощь эфемерна, пишет Майкл Берли, Путин решил провести черту вокруг самой России и одновременно с этим убедил граждан страны, что декадентный Запад не в состоянии одержать победу над исламистской угрозой.

Да, оскорбления в адрес Путина, несомненно, греют душу многих западных политиков, но это никак не изменит его поведение.

Вместо этого мы должны четко и ясно заявить, где именно проходят наши "красные черты" - от независимости стран Балтии до кибератак. Сокращение нашей зависимости от российских энергоносителей также жизненно необходимо, чтобы Кремль не мог держать нас в заложниках.