BBC: Шарлевиль-Мезьер не рад стать новым домом для мигрантов из Кале

Версия для печати
0
0
0

Шарлевиль-Мезьер - один из нескольких городов, выбранных французскими властями для размещения там мигрантов после закрытия палаточного лагеря "Джунгли" в Кале. Однако в городе сейчас царит недовольство по поводу того, что центральные власти лишь в последний момент сообщили о том, что Шарлевиль-Мезьер станет частью этой масштабной операции, и не сказали, как долго это продлится, сообщает Би-би-си.

Мэр Борис Равиньон рассказал, как он почти случайно узнал о том, что в его город прибывает первый автобус с молодыми мужчинами из Афганистана и Судана.

"В начале сентября представитель правительства в регионе, префект, сообщил нам, что палаточный город в Кале будет разобран и что ему придется переместить людей оттуда, - пояснил мэр. - И только два дня назад он снова позвонил и сказал мне, что 30 человек на автобусе прибывают в Шарлевиль".

Без плана "Б''

Мэр Шарлевиля настаивает, что речь не идет о том, что у города притупилось или отсутствует чувство сопереживания по поводу тех ужасающих условий, в которых проживали мигранты в Кале, поскольку город уже принял у себя семьи беженцев из Сирии и гордится этим.

Речь, по его словам, идет о практических и экономических аспектах этого процесса.

"Местная экономическая ситуация не дает возможности предоставить этим людям хорошие условия. Мы в Шарлевиль-Мезьер еле справляемся, чтобы помочь тем, кто здесь жил в течение многих лет. Мы просто не видим смысла в том, чтобы размещать еще одну группу в 30, 40 или 100 человек, которые остро нуждаются в жилье и работе, тогда как мы с трудом можем предоставить все это тем, кто уже здесь находится".

Города, подобные Шарлевилю, не просто шокированы отсутствием заблаговременного уведомления о той роли, которую им придется сыграть в решении проблемы беженцев Кале. Они поражены еще и тем, что им неясно, насколько долго это продлится.

"У властей есть только план "А", то есть: как можно скорее избавиться от лагеря в Кале. Никакого плана "Б" так до сих пор и нет", - сказал мне сотрудник социальных служб.

"Перевезли проблему в другое место"

В Шарлевиль-Мезьер мигрантов из Кале разместили в красном кирпичном корпусе студенческого общежития, расположенном в жилом районе на окраине города.

Там также выставлена охрана - бдительная, но дружелюбная, - занятая скорее тем, чтобы присмотреть за порядком в здании, чем за передвижением новых гостей города, которые выглядят уставшими и измотанными от холода и антисанитарных условий лагеря в Кале. Для них пока вполне достаточно получить теплое, безопасное жилье и горячую еду.

Однако довольно скоро французским властям придется чем-то занять этих преимущественно молодых людей, вдруг прибывших в город, о котором они еще совсем недавно даже не слыхали.

Пока в Шарлевиле все спокойно, однако сотрудники благотворительных организаций, помогающие мигрантам устроиться на новом месте, признают, что многие коренные жители города обеспокоены притоком нежданных гостей и боятся, что проблему, которая измучила Кале, просто взяли и перевезли к ним.

Мэр Равиньон считает, что проблема проста и понятна: многие тысячи мигрантов намерены добраться до Британии, а самый простой и дешевый путь туда лежит через прибрежные города на севере Франции, и французское правительство ничего не может поделать с этим простым географическим фактом. Именно поэтому он довольно пессимистично смотрит на перспективы этой операции центральных властей.

"Не думаю, что это будет удачная операция, - говорит мэр Шарлевиль-Мезьер. - Им удалось избавиться от этой проблемы в Кале, но мы рискуем получить подобные проблемы меньшего размера по всей стране. Я не вижу в этом никакого смысла".

Сотрудница благотворительной организации сказала почти то же самое: "Отсюда до Кале три часа на машине. Это ничто для тех, кто сюда дошел практически пешком. Они в любой момент могут взять и вернуться туда, чтобы вновь попытаться попасть в Британию".

Французские власти могут полагать, что они решили проблему стихийного палаточного города, построенного мигрантами в Кале, но во Франции далеко не все в это верят.