The American Thinker: Франсуа Фиойн - наследник великого генерала де Голля

Версия для печати
0
0
0

По мнению The American Thinker, эмоциональный всплеск, сопровождающий победу Фйиона, свидетельствует о желании Франции перевернуть страницу и покончить с унижением национального суверенитета.

Только что Франсуа Фийон одержал уверенную победу, став кандидатом на пост президента Франции от партии "Республиканцы".

Два дня назад бывший премьер-министр Франции уже выиграл теледебаты у своего соперника Аллена Жюппе. Выступление Фийона было блестящим, казалось, что избиратели уже приняли решение, еще даже не заполнив свои бюллетени, судя по их ликующим лицам и неистовым овациям после реплик Фийона, что контрастировало со сдержанными аплодисментами в адрес Жюппе.

Два кандидата разошлись в своем видении национальной идентичности Франции. Жюппе прибег к постулатам из глобалистской библии, высказав мнение, что именно "богатое разнообразие" превратило Францию в особенную страну. Но Фийон заметил, что Франция никогда не была "мультикультуной нацией" и пообещал запретить на территории страны аффилированные с Саудовской Аравией и Катаром салафитские группы и отделения "Братьев-мусульман" (организация, запрещенная в России).

Предыдущая эпоха атлантистов Саркози выдалась для Франции не слишком славным периодом. В это время произошло восстановление подчинения Франции военному командованию НАТО, за которым последовала дальнейшая эрозия ее политической независимости, когда-то столь ревностно отстаиваемой де Голлем. При Саркози Франция вступила на путь военных авантюр в Ливии и Сирии, что не отвечало ее национальным интересам.

Саркози продал ряд достопримечательностей исторического наследия Франции покупателям из монархий Персидкого залива. Бессильные французы возмущенно наблюдали, как страна теряет свои культурные драгоценности. Саркози, как и президент-социалист Олланд, были также горячими сторонниками мультикультурной Франции.

На фоне униженной национальной идентичности французов риторика Фийона буквально наэлектризовала аудиторию. Его слова звучали бальзамом на душу для людей, вера которых в величие Франции, ее судьбу и полуторатысячалетнюю историю оказалась повторно разбужена. Подобный эмоциональный всплеск давно не наблюдался во Франции, вероятно, со времен великого генерала. Патриотическое пламя не погасло, оно просто теплилось под пеплом в ожидании прихода лидера-идеалиста, настоящего голлиста.

Победа Фиойна свидетельствует о желании Франции перевернуть страницу и принять амбициозный проект своего возрождения. Возможно, что Франция уже выбрала своего следующего президента.