The Economist: Японский премьер планирует жаркий тет-а-тет с российским президентом

Версия для печати
0
0
0

Главы Японии и России ожидает жаркая встреча, хотя шансов на успех в территориальном споре между двумя странами очень мало, прогнозирует The Economist.

Северные территории, как их называют в Японии, - четыре острова в южной части Курильской гряды, которая протянулась от северного японского острова Хоккайдо до заснеженных просторов Камчатки. В 19-м веке Россия признала суверенитет Японии над этими четырьмя островами, а в 1875 году уступила японцам все Курилы. Но за несколько дней до капитуляции Японии в 1945 году Советский Союз, который до этого не воевал с ней, неожиданно объявил войну Токио. Советские войска стремительно заняли всю Курильскую гряду, положив начало длящемуся уже 70 лет спору. Токио требует, чтобы Москва вернула ему четыре южных острова. Советский Союз предлагал вернуть Японии два самых маленьких острова Хабомаи и Шикотан, если она откажется от претензий на остальные. Но Токио не согласился. Такая тупиковая ситуация сохраняется по сей день.

15 декабря российский президент Владимир Путин совершит свой первый за десятилетие официальный визит в Японию. Премьер-министр Японии Синдзо Абэ, являющийся внуком министра военного времени и премьер-министра послевоенного периода, не скрывает своей личной заинтересованности в разрешении этого вопроса. Он пригласил Путина искупаться вместе с ним в горячих источниках своего родного города Нагато, что на юге страны, дабы получить возможность поговорить с ним по-мужски с глазу на глаз. Время для разрешения спора выбрано правильно, говорит неофициальный советник премьер-министра по российским делам Мунео Судзуки.

В захолустном портовом городе Немуро на острове Хоккайдо, где в 1940-х годах застряли многие выселенцы, есть осторожная надежда на урегулирование спора. Не может быть, чтобы Путин приехал с пустыми руками, говорит мэр города Сунсуке Хасегава. Он утверждает, что российский президент — «сильный человек» и сумеет осадить противников договоренности у себя в стране. Хасегава жалуется, что в живых на сегодня остается всего 6 641 бывший житель Северных территорий. Все они — люди престарелые. Более того, воды вокруг островов приносили немалый улов рыбакам из Немуро. После войны город потерял половину своего населения. «Это наш последний шанс на решение проблемы», — объясняет мэр.

Но на кону стоит не только судьба рыбного промысла. Этот спор мешает официально объявить об окончании войны между Россией и Японией. Японские дипломаты сетуют на то, что продолжающееся противостояние еще больше сближает Россию с Китаем.

К числу возможных приманок для России относится законсервированное предложение о строительстве газопровода стоимостью 5,3 миллиарда долларов между российским островом Сахалин и Японией. Токио также соблазняет Россию многомиллиардными льготными кредитами на развитие обедневшего Дальнего Востока и обещаниями увеличить объемы частных инвестиций. Между тем, Россия опасается, что со временем может превратиться в младшего партнера Китая в Азии. «Мы не можем складывать все яйца в одну корзину», — говорит бывший российский посол в Японии Александр Панов.

Но препятствия на пути договоренности очень серьезные. Проведенный недавно опрос показал, что 78% россиян против передачи всех четырех островов; 71% возражает против возвращения Шикотана и Хабомаи. «Если какой-нибудь российский президент, и даже Путин, отдаст два наших острова японцам, его рейтинг популярности упадет катастрофически», — сказал в прошлом месяце главный российский пропагандист Дмитрий Киселев. «Японцы любят говорить о том, что надо сохранять лицо, но при этом забывают, что у россиян тоже есть лица», — говорит Анатолий Кошкин из московского Института востоковедения. Эти острова охраняют проход из Охотского моря в Тихий океан, а это «вопрос жизни и смерти» для российского военно-морского флота, отмечает бывший министр обороны Японии Сигэру Исиба.

Поэтому вряд ли можно назвать неожиданностью резкое заявление Путина, прозвучавшее в сентябре: «Мы не торгуем территориями». Спикер верхней палаты российского парламента Валентина Матвиенко заявила в ноябре во время визита в Токио: «Суверенитет России над Курильскими островами неоспорим и пересмотру не подлежит». Чтобы подкрепить прозвучавшие заявления, российские вооруженные силы в прошлом месяце объявили о размещении на Итурупе и Кунашире систем противоракетной обороны.

«Правительство Абэ позволило надеждам и ожиданиям выйти из-под контроля, и даже намекнуло на досрочные выборы в зависимости от успеха саммита», — рассказывает Джеймс Браун из Темпльского университета в Японии. Снижение шансов на заключение сделки по спорным территориям отчасти объясняет неожиданное решение Абэ посетить Перл-Харбор, на который в 1941 году совершили нападение японцы, втянув Америку во Вторую мировую войну. Премьер-министр ищет возможность повысить свою популярность и отвлечь внимание людей от встречи с Путиным, чтобы сохранить надежду на внеочередные выборы в январе месяце, утверждает японская газета Nikkei.

Но Россия вряд ли захочет полностью разрушить надежды японцев. «Российская сторона не желает, чтобы это закончилось», — говорит Браун. По его прогнозам, Москва будет изыскивать возможности для привлечения японских инвестиций, не уступая при этом острова. На саммите может быть принято решение о смягчении визовых правил и о создании особой экономической зоны, что облегчит японскому бизнесу проникновение на Курилы. В конце концов, Путин сам заявлял, что нужно искать решение, «при котором ни одна из сторон не будет чувствовать себя проигравшей».

Надежды Токуно на возвращение домой много раз то усиливались, то угасали. Стоя на крайней точке полуострова Сиретоко в нескольких километрах от Немуро, он может увидеть находящийся неподалеку Хабомаи. 10 лет назад он получил разрешение посетить Шикотан, где находятся могилы его предков. Он все еще помнит выученный в детстве русский язык. Он лишился дома, но ни на кого не держит зла. Была война, говорит Токуно. Лучший способ выразить почтение к пострадавшим — не допустить повторения войны. И мирный договор стал бы в этом отношении хорошим началом.