The Week: В Европе кризис легитимности традиционных политических элит

Версия для печати
0
0
0

На фоне недовольства европейских избирателей истеблишмент ЕС продолжает демонстрировать нехватку здравомыслия, полагает The Week.

Очередное политическое землетрясение прогремело в Италии. Энергичный премьер-министр страны подал в отставку после неудачи референдума по внесению изменению в конституцию Италии. Ренци проиграл, а популистские партии страны одержали победу. На фоне дезорганизации левых и объединения правых с партией "Лига Севера", вероятность того, что популисты захватят власть в Италии, растет с каждым днем.

Одним из ближайших последствий итальянского референдума является приглушенный тренд, который, тем не менее, не стоит игнорировать: европейские избиратели недовольны. В Британии случился "брексит". В Австрии два кандидата, слева и справа, одновременно выступили против истеблишмента, столкнувшись лицом к лицу на президентских выборах. Впервые в послевоенной истории Австрии сразу две главные политические партии страны были повержены в ходе избирательной кампании.

Во Франции два кандидата истеблишмента были разгромлены в ходе президентских праймериз правоцентристов. На левом фланге действующий президент Франсуа Олланд смирился с политической реальностью и стал первым президентом в истории Пятой республики, который не будет добиваться повторного избрания. В Испании консервативное правительство испытывает трудности, не имея большинство в парламенте. В Польше уже у власти крайне правый кабинет, в то время как президент Венгрии Виктор Орбан с гордостью рисует себя в качестве местного Дональда Трампа.

Недовольство избирателей очевидно, и они имеют полное на это право. Евро оказался полным провалом. Вы не можете иметь единую валюту для стольких различных стран, по крайней мере, без единого федерального правительства. Более того, политика Европейского центробанка работает в основном на пользу одного самого важного члена еврозоны: Германии.

В Европе наблюдается кризис беженцев. Когда вы приглашаете к себе так много людей извне, это может изменить культурный профиль континента навсегда. В Германии, вполне возможно, половина населения до 40 лет состоит из мигрантов из-за пределов Европы, это рецепт для политической катастрофы. Миграционная политика Европы рисует картину потерявшей связь с реальностью элиты, более озабоченной тем, чтобы взвалить на плечи и без того испытывающих экономические затруднения европейцев расходы, подчеркивающие ее приверженность к добродетелями, нежели воплощать жизненные интересы собственных граждан.

Но для правящего в Европе класса есть и еще одна серьезная проблема: кризис легитимности. После окончания Второй мировой войны все более широкие слои европейской элиты стремились к воплощению мечты о федеральной Европе, Соединенным Штатам Европы. Это мечта из лучших побуждений. Элиты полагают, что достижение этой мечты положит конец национализму и поможет предотвратить повторение великих европейских войн, ознаменовавших собой XX в.

Но есть один исторический урок, который они так и не выучили: господствующие элиты, предающиеся грандиозным идеологическим проектам и мало занимающиеся самоанализом, являются одним из самых разрушительных явлений в мире. Федералистские элиты Европы не пользуются поддержкой своих народов, и они это знают. В ответ они, по существу, игнорируют это недовольство и продолжают делать то, что хотят.

Существует устоявшееся клише, которое определяет безумие как повторяющиеся попытки делать одно и тоже снова и снова в надежде каждый раз получить иной результат. Успех популистов всегда является результатом провала истеблишмента, и, согласно этому определению, элиты Европы явно не в себе. Им отчаянно нужна доза здравомыслия, иначе популистский мятеж в Европе действительно рискует выйти из-под контроля.