The New Yorker: Запрет на четыре грязных слова Путина

Версия для печати
0
0
0

Журнал The New Yorker не удивлен тому, что многие культурные консерваторы: от Патрика Бьюкенена до руководителей Русской православной церкви обожают Владимира Путина. Президент России проецирует голое по пояс чванство и разрабатывает формулу российского культурного консерватизма, представляющего собой отказ от западной вседозволенности. Сначала был закон о запрете ЛГБТ-пропаганды, затем нападение на неправительственные организации и свободу прессы, от печатных изданий до телевидения и интернета. Теперь Путин решил взяться за русский язык, в частности за его витиеватую и гибкую ненормативную лексику, известную, как mat.
В понедельник Путин подписал закон, в течение нескольких лет обсуждаемый Думой: с 1 июля нельзя будет ругаться в кино, во время театральных постановок и концертных эстрадных выступлений. В своей местной семейной газете вы этого не прочитаете, но закон сосредотачивается на 4-х опорах мата: khuy, pizda, ebat’ and blyad. К сожалению, их английские эквиваленты довольны бледны и вежливы. И это только начальные, базовые ингридиенты для великой лексической матерной фантазии. В 2003 г. Виктор Ерофеев писал, что существуют тысячи вариантов усовершенствований из этих слов, корнями уходящие к самым ранним русским классикам.
По неволе задумаешься, что Путин и ко будут делать, когда столкнутся с публичным чтением стихотворения Лермонтова "Праздник в Петергофе" (1834), а что на счет взимания 70 или более долларов штрафа, как это описано в новом законе, за некоторые из стихотворений Пушкина, который находится наиболее близко к сердцевине российской идентичности? Русская православная церковь и консервативные российские законодатели уже давно пытались добиться принятия такого закона: в использовании мата в обществе они видят проявление прозападных, либеральных влияний. Очаровательным источником станет наблюдение за тем, насколько рьяно власти возьмутся за судебные преследования в рамках закона. В 90-гг., когда общество стало более открытым, более либеральным, мат становился все более и более распространенным. Теперь президент Путин, который, как известно, сам использует горячие словечки в частных беседах, продемонстрировал свою решимость ограничить публичную речь и повернуть время вспять для огромного общества, находящегося под его властью.