The New York Times: Драматическая гибель российского посла не привела к разрыву отношений Москвы и Анкары

Версия для печати
0
0
0

По мнению The New York Times, по итогам сирийского кризиса США могут потерять свою союзницу Турцию в пользу Москвы.

На данный момент самое главное, что можно сказать о драматическом убийстве в понедельник российского посла в Турции преступником-одиночкой, состоит в том, что оно не привело к разрыву двусторонних отношений между странами.

Это вполне могло произойти, учитывая напряженные отношения в прошлом и тревогу в Турции по поводу роли Владимира Путина в опустошительной гражданской войне в Сирии. К счастью, обе стороны, по всей видимости, выбрали более конструктивный путь и решили работать вместе с тем, чтобы положить конец этой войне, которая выглядит столь далекой от своего завершения.

Несмотря на убийство, во вторник в Москве состоялась запланированная ранее встреча в участием российского, турецкого и иранского министров иностранных дел, по итогам которой стороны договорились продлить хрупкое перемирие в Сирии, помочь повстанцам и сирийскому правительству достичь мирного урегулирования и выступить в качестве гарантов, если решение будет найдено.

В любом случае, сотрудничество Турции и России показывает, насколько изменилась ситуация в Сирии. Президент Турции Реджеп Эрдоган был одним из первых лидеров, призвавших к свержению Асада. Он был главным союзником повстанческих группировок и все эти годы позволял боевикам, в том числе из ИГИЛ (организация, запрещенная в России), пересекать границу его страны и Сирии.

Но Асад побеждает и, вероятно, продолжит контролировать часть Сирии в обозримом будущем, поэтому в настоящее время Эрдоган сосредоточен на том, чтобы не дать курдским силам захватить слишком большую территорию вдоль границы.

Если взаимные интересы, так или иначе, приведут к установлению мира в Сирии, США - а на самом деле и всему миру - будет не на что жаловаться. Тем не менее, немного беспокоит то, что Эрдоган, который резко отвернулся от демократии, находит так много общего с другим автократом в лице Путина, который будет только рад видеть Турцию вне НАТО. Как бы тяжело ни было с Эрдоганом, потеря Турции в качестве союзника может стать еще одной неприемлемой жертвой сирийской войны.