The Politico: Полумесяц российского влияния распространился от Донецка на востоке до Триполи на западе

Версия для печати
0
0
0

По мнению The Politico, Москва усиливает свое влияние на периферии Европы.

Когда лидеры ЕС начали задумываться над тем, как противостоять России из-за ее военного вмешательства на Украине, казалось, что связи между событиями в Крыму и на Донбассе, бушующем конфликте в Сирии и началом второй гражданской войны в Ливии нет.

Когда в пятницу они собрались на неформальном саммите Европейского совета на Мальте, четко дал о себе знать новый геополитический ландшафт: полумесяц российского влияния выгибается по дуге от Донецка на востоке до Триполи на западе.

Утвердив за Россией роль главного военного раздражителя прозападной Украины, где на прошлой неделе вновь разгорелся полузамороженный военный конфликт, и в Сирии, где установилось хрупкое перемирие, а союзник Москвы Башар Асад по-прежнему остается у власти, президент Владимир Путин обратил свое внимание на Ливию.

Для Европы это означает тревожную перспективу того, что Россия может заполучить контроль над потоком мигрантов через центральную часть Средиземного моря, предоставив Путину рычаг для дестабилизации Европы за счет потока беженцев, подобного бегству людей из Сирии, что вызвало европейский кризис в 2015 г.

Описывая стратегическое значение Северной Африки и других стран на периферии Европы, российский политолог Леонид Фитуни писал: "Наихудшим сценарием для объединенной Европы стало бы формирование постоянного "полумесяца нестабильности", контролируемого ее конкурентами и занимающего всю длину дуги от Атласских гор до Беловежской пущи". Когда в 2012 г. Фитуни описывал силовой вакуум в Средиземном море, он и представить себе не мог, что Россия станет одним из претендентов на то, чтобы его заполнить.

В последние недели Кремль продемонстрировал свое расположение к Халифе Хафтару, военачальнику, контролирующему большую часть Восточной Ливии, в том числе большинство нефтяных установок, и конфликтующему с поддерживаемым ООН правительством в Триполи [материалы Центра Актуальной Политики от 13 и 25 января 2017 г.]. В прошлом году Хафтар нанес два заметных визита в Москву, а в январе он совершил вояж на российский авианосец "Кузнецов", который бросил якорь у берегов Ливии, возвращаясь из Сирии. Находясь на корабле, Хафтар провел видеопереговоры с министром обороны России Сергеем Шойгу.

Представитель МИД России Алексей Зайцев и другие российские официальные лица настаивают на том, Хафтар является лишь частью более широких усилий по стабилизации Ливии после того, что они рассматривают как хаос, развязанный "арабской весной", в которой Путин винит, в первую очередь, Соединенные Штаты. В то время как некоторые чиновники ЕС опасаются российского влияния, сама Россия утверждает, что она помогает навести порядок в то время, когда президент США Дональд Трамп выразил намерение отступить с мировой арены.

Многие лидеры ЕС не доверяют мотивам Путина, опасаясь, что Россия будет препятствовать международным усилиям по укреплению хрупкого правительства в Триполи, поощряя продолжение боевых действий или даже установив пророссийское правительство. Роль Кремля в Ливии будет обсуждаться не только на саммите, но и на встрече министров иностранных дел ЕС в Брюсселе понедельник.

Какими бы ни были мотивы Путина, кажется, что они имеют под собой цель укрепить и расширить российское влияние вдоль периферии Европы. "Мы все знаем, что русские всегда мечтали иметь базы в Средиземном море", - отметил Джордж Велла, министр иностранных дел Мальты. Сегодня Россия превратилась в доминирующего игрока на Ближнем Востоке.