The Nation: Друзья и противники разрядки между США и Россией - кто они?

Версия для печати
0
0
0

По мнению The Nation, разрядка американо-российских отношений является обязательным условием для стабильности национальной безопасности США.

Предыдущие эпизоды разрядки между США и СССР в эпоху президентов Эйзенхауэра, Никсона и Рейгана проходили под знаком свирепой оппозиции и даже саботажа со стороны врагов укрепления двусторонних отношений в Вашингтоне, Москве и других местах. Предполагаемая современная разрядка встретит еще более резкое сопротивление.

28 января состоялся телефонный разговор между президентами Владимиром Путиным и Дональдом Трампом, который означал их намерение искать новую разрядку, в связи с чем враги потепления отношений двух стран быстро нанесли ответный удар.

Продолжавшийся почти час телефонный разговор Путина и Трампа свидетельствует о том, что в обеих столицах предпринимаются серьезные усилия, направленные на разрядку отношений. Несмотря на то, что политико-медийный истеблишмент США открыто называет его "кремлевской марионеткой", Трамп продемонстрировал свою решимость продолжать отношения сотрудничества с Москвой. В официальных сводках беседа была названа "теплой", равным разговором двух лидеров, без обычного запугивания, практикуемого администрацией Обамы.

Телефонный разговор также послал сигнал непокорным чиновникам из различных ведомств в сфере национальной безопасности, что "хозяин" хочет видеть от них новую политику. И хотя санкции США в отношении России не обсуждались напрямую, это не имеет большого значения, так как они, в первую очередь, имеют символическое значение. Экономические санкции, которые действительно важны для России, приняты, прежде всего, Европейским союзом по настоянию администрации Обамы, и администрация Трампа послала сигнал в Европу, что она не станет возражать против их прекращения.

Но враги разрядки тоже не мешкали, в основном упирая на то, что Трамп и Путин не могут считаться достойными партнерами в деле национальной безопасности. Сенатор Джон Маккейн, The New York Times, MSNBC и другие практически в неомаккартистском стиле обрушились с травлей на "режим Трампа-Путина" и предупредили о недопустимости приостановки весьма провокационного наращивания НАТО на западной границе России, которое несет с собой риск настоящей войны.

Между тем, правительства стран Восточной Европы продолжили поднимать ложную тревогу своими заявлениями о неминуемом российском "вторжении", в то время как поддерживаемое США правительство в Киеве, кажется, развернуло настоящее военное наступление на повстанцев Донбасса в надежде на инцидент, который бы вернул ему съеживающуюся поддержку Вашингтона и остановил возможность любой разрядки.

У Москвы также есть свои пределы, дальше которых она не может зайти. Путин является главой огромного многоконфессионального государства, в России проживают 20 млн. граждан-мусульман. Российский лидер не может позволить себе оказаться связанным антимусульманскими аспектами иммиграционной политики Трампа. Не станет Путин и сдавать в качестве "разменной монеты" очень важные для России отношения с Китаем или Ираном, против которых Трамп, похоже, вознамерился проводить враждебную политику. Что же касается предложения Трампа о том, чтобы начать разрядку с борьбы с терроризмом в Сирии и с сокращения ядерного оружия, то первое предложение достижимо, но второе нет. Для Москвы вопрос о ядерном оружии неразрывно связан с системами ПРО, установленными вокруг России. Для подвижек в этом вопросе Трампу придется сначала пересмотреть также и эту политику, доставшуюся ему от Обамы.

Демонизация Путина в Вашингтоне в серьезной степени затруднит Трампу поиск политической поддержки разрядки в Соединенных Штатах. В то же время очернение американским истеблишментом своего собственного президента вызывает у московских политиков справедливый вопрос: а может ли Дональд Трамп быть эффективным партнером по разрядке для России? Сегодня разрядка является обязательным условием для американской национальной безопасности, Путин готов к партнерским отношениям, но борьба за разрядку на этот раз будет труднее, чем когда-либо прежде.