The National Interest: Путь диалога и конструктивных отношений выгоден и России, и Западу

Версия для печати
0
0
0

Как иметь дело с реваншистской Россией задумывается The National Interest.

Нынешние дебаты в Вашингтоне о роли России в попытке повлиять на исход президентской гонки в США являются частью более крупного стратегического вопроса о том, как реагировать на долгосрочную российскую кампанию, направленную на запугивание своих соседей, дестабилизацию Европы и подрыв НАТО. Националистическая и реваншистская Россия, разделенная и нерешительная Европа и отстранившиеся и непредсказуемые США создали беспрецедентное и рискованное стечение событий.

Президент России Владимир Путин считает, что распад Советского Союза был катастрофой, и он определено стремится к тому, чтобы Россию вновь рассматривали как глобальную великую державу. Путин, как представляется, полагает необходимым восстановить и получить западное признание российской сферы влияния, утраченной при падении Советского Союза. Эти реваншистские амбиции имеют место наряду с опасениями Путина о возможной "цветной революции" - народном восстании - которое может лишить его власти или даже привести к распаду или расчленению России.

Надежды Запада на то, что демократическую Россию, действующую в соответствии с принципами рыночной экономики, можно будет включить в состав западных институтов, в том числе обеспечив ее партнерство с НАТО, не получили в России особой поддержки. Несмотря на попытки углубления сотрудничества России и НАТО, Путин по-прежнему считает НАТО враждебной организацией, что является лейтмотивом кремлевской пропаганды. После того, как СССР прекратил свое существование, альянс, созданный с целью сдерживания Советского Союза, быстро расширился. Возможность дальнейших посягательств НАТО и ее расширения за пределы Восточной Европы в такие бывшие советские республики, как Украина, Молдавия или Грузия, воспринимается Москвой как агрессия.

Россия по-прежнему является ядерной сверхдержавой и в настоящее время модернизирует свои вооружения - и ядерные, и обычные. Москва будет использовать силу, когда сочтет, что это сойдет ей с рук, как это было в Грузии и на Украине. Но российская стратегия также признает, что эффективным и экономичным средством достижения некоторых целей могут стать политические операции влияния. Эта политическая война подразумевает использование экономического давления, пропаганды, уловок, финансирования иностранных политических организаций, кибершпионажа и других средств. Целью такой войны является манипуляция мнениями, подрыв позиций политических оппонентов и поддержка дружественных лидеров.

Путин и его помощники продемонстрировали умение организовывать мероприятия, не являющиеся военными. Они пользуются тем, что США, занятые войнами в Афганистане и на Ближнем Востоке, не обращают на это особого внимания. Как бизнесмен Трамп, похоже, уверен, что сможет заключить сделку с Путиным и, возможно, ему это удастся. Европейцы опасаются, что любая подобная сделка может дать России свободу действий в районах, которые она считает своей сферой влияния. Тем не менее, теоретически можно предположить, что западные союзники и Россия могли бы достичь путем диалога более конструктивных отношений, в которых Россия станет менее подозрительной и менее агрессивной страной, уважающей суверенитет и независимость своих соседей на постсоветском пространстве. Подобное сближение все еще выглядит маловероятным, если Европа и Соединенные Штаты продолжат оставаться дезорганизованными и уязвимыми.