The New York Times: У США есть причины добиваться примирения с Россией

Версия для печати
0
0
0

Почему Дональд Трамп прав насчет России, рассуждает The New York Times.

Мало какой из приоритетов администрации Трампа получил столько критики со стороны американского внешнеполитического истеблишмента как стремление президента улучшить отношения с Россией. Якобы пророссийская политика президента Трампа стала темой для теорий заговоров и скандалов. В этом нет никакого смысла. У Соединенных Штатов есть много причин для того, чтобы двигаться в направлении примирения с Москвой, в том числе по проблемам Восточной Европы и Ближнего Востока. Реальный вопрос в том, сможет ли Вашингтон достаточно контролировать свое собственное стремление к мировой гегемонии, чтобы сделать это возможным.

В отличие от Китая, Россия это региональная держава, пытающаяся сохранить часть своей бывшей сферы влияния. Кроме того, она должна быть настоящим союзником США в борьбе с исламским экстремизмом. Снижение напряженности в отношениях с Россией позволило бы Соединенным Штатам сосредоточиться на более важных геополитических вопросах.

Не исключено, что у США не будет иного выбора, кроме как сотрудничать с Россией. Предыдущая стратегия Запада исчерпала себя, что наглядно демонстрируют последние политические неудачи. Планы по расширению американской поддержки стран бывшего Советского Союза звучат неубедительно. США и НАТО не воевали ни за Грузию в 2008 г., ни за Украину в 2014 г. Не будут они делать этого и в будущем. В этих условиях оставлять открытой возможность членства в НАТО для этих стран, что Запад делал на протяжении нескольких лет, бессмысленно. По тем же причинам население Европейского союза - организации, изо всех сил старающейся решить свои собственные экзистенциальные проблемы - не будет в обозримом будущем помогать Украине со вступлением в их клуб. В Сирии Соединенные Штаты и их союзники, судя по всему, разрываются между стремлением свергнуть президента Башара Асада и желанием сдерживать джихадистов, которые ему противостоят. Что же касается России, она свою позицию изложила четко.

Восстановление отношений с Россией можно начать на Украине. Соединенным Штатам следует сотрудничать с Россией по вопросу достижения компромисса в Донбассе, который должен стать демилитаризованной зоной, и безопасность в котором должны обеспечивать миротворческие силы ООН. В то же время аннексию Россией Крымского полуострова следует принять (поскольку, если не доводить до мировой войны, Россия ни за что от него не откажется). Хотя аннексию и не следует признавать законной, американские санкции в отношении России необходимо отменить.

Американские и натовские официальные лица любят утверждать, что такой компромисс послужит стимулом для российской агрессии в другом месте. Это мнение основано на самообмане западных элит, которые заинтересованы в сохранении конфронтации с Россией в качестве отвлекающего фактора на фоне более важных, наболевших внутренних проблем - таких, как миграция, промышленный спад и резкое недовольство в связи с глобализацией.

Даже ребенок может посмотреть на карте, где проходил стратегический рубеж между Западом и Россией в 1988 г., и где он проходит сегодня, и понять, какая сторона продвинулась, и в какую сторону. Поэтому необходимо признать, что в последние два-три десятилетия действия России (пусть иногда ошибочные и даже преступные) в значительной степени представляли собой реакцию на то, что совершил Запад. Вмешательство России на Украине касается страны, представляющей для России величайшее историческое, этническое, культурное, стратегическое и экономическое значение. Для остальной Восточной Европы оно ничего не значит.

Восточная Европа это не единственная арена, на которой американская повестка дня оказалась несостоятельной. В Сирии США и Западная Европа ведут военные действия плохо, совершая ошибки. И здесь тоже планы Дональда Трампа сотрудничать с Россией означали бы долгожданные перемены. Благодаря поддержке российских, иранских, а теперь и турецких сил сирийский режим Башара Асада не рухнет. И если в будущем его потребуется преобразовать, понадобится проводить переговоры с Россией и Ираном.

Другим серьезным камнем преткновения может оказаться Китай. Хотя Трамп в последние недели несколько смягчил свою позицию, он заявил, что готов к конфронтации с Китаем. Но Россия не будет ему в этом подыгрывать. Учитывая, что протяженность общей границы России с Китаем составляет более четырех тысяч километров, и китайская армия значительно превосходит российскую по численности, Россию ни за что не удастся убедить принять откровенно враждебную позицию в отношении своего соседа.

После окончания холодной войны Россия не выступает против США из-за слепого антиамериканизма. В странах бывшего Советского Союза Россия защищает то, что российский истеблишмент считает (справедливо или ошибочно) жизненно важными национальными интересами России. В других частях мира Россия конфликтует с США по причинам, которые зачастую понимают многие американцы, и которые впоследствии зачастую оказывались оправданными. Наиболее заметными примерами такой конфронтации стал протест против вторжения в Ирак и несогласие со свержением режима полковника Муаммара Каддафи в Ливии.

В то время как Россия хочет иметь хорошие отношения с Соединенными Штатами, она не будет оказывать безоговорочную поддержку глобальной повестке Америки. Если администрация Трампа надеется на это, то ее ждет разочарование, и последняя попытка примирения с Россией потерпит неудачу.