The Guardian: Мюнхенская конференция - три опасные сверхдержавы и Европа, застрявшая между ними

Версия для печати
0
0
0

В основе экзистенциальных дилемм, с которыми сегодня сталкиваются мировые лидеры, собравшиеся на Мюнхенской конференции по вопросам безопасности, лежит феномен трех сверхдержав — США, России и Китая — которые одновременно начали вести себя непредсказуемо и нарушать существующие правила, считает обозреватель The Guardian.

Однако одним из важных изменений стало то, что США теперь тоже превращаются в проблему. Национализм Дональда Трампа с его лозунгом «Америка в первую очередь» а также его иконоборческое, изоляционистское стремление подорвать основы таких традиционных организаций, как ООН и НАТО, являются мощными дестабилизирующими факторами.

Идея «Американского мира», сформировавшегося после 1945 года, на практике часто приобретала опасные очертания. США совершали ужасные стратегические ошибки, такие как войны во Вьетнаме и Ираке. Однако Вашингтону все же удавалось поддерживать мир в рамках двуполярного глобального порядка.

После распада Советского Союза США торжественно объявили о возникновении однополярного мира, назвав себя его осью. Однако это продлилось недолго, что отчасти объясняется американским высокомерием и самодовольством. Позже постепенно сложился трехполярный миропорядок, в котором господствующие позиции заняли США, возрождающаяся Россия и Китай, и все они в последнее время начали вести себя безответственно, пытаясь соперничать друг с другом.

Для современной Европы, основанной на принципе многосторонности, это стало настоящим кошмаром, которого не должно было произойти. Отражением беспрецедентного уровня стратегической напряженности стал один из докладов конференции в Мюнхене, получивший название «Пост-правда, пост-Запад, пост-порядок?». Стражи глобальной безопасности редко чувствовали себя настолько незащищенными.

Вполне возможно, что большинство обещаний и заявлений Трампа так и останутся всего лишь пустыми разговорами. Однако его способность нанести серьезный и долгосрочный ущерб глобальному миропорядку очевидна. Его попытка ввести запрет на въезд продемонстрировала его шокирующую готовность оттолкнуть от себя и выступить против всего исламского мира под предлогом борьбы с террористической угрозой.

Решение Трампа о выходе США из Транстихоокеанского торгового партнерства подчеркнуло его враждебное отношение к многосторонности любого рода. Он также отказался от многолетней приверженности США идее урегулирования палестино-израильского конфликта на основе принципа двух государств. Трамп также продемонстрировал неуважение по отношению к давним союзникам США в Евросоюзе, поддержав Брексит и призвав другие страны последовать примеру Соединенного Королевства.

Узкий, ура-патриотический подход Трампа к тому, что он считает интересами США, отличает его от других послевоенных американских президентов. Однако он находит отклик в поведении Владимира Путина, что, возможно, объясняет их взаимную симпатию. Как и Трамп, российский лидер, действует с позиций недовольства. Путин считает, что после распада Советского Союза Запад унизил Россию. Как и Трамп, он обещает снова сделать Россию великой.

Если для восстановления мощи и влияния России требуется незаконно аннексировать Крым, вторгнуться в Грузию и на Украину, плести заговоры в Афганистане или совершать военные преступления в Сирии, чтобы поддержать клиента Москвы, Путин к этому готов.

Если он может запугать бывшие советские государства в Восточной Европе посредством кибер-войны и другими средствами, он обязательно это сделает.

И если цель восстановления национального величия этого потребует, Кремль с радостью воспользуется тщеславным американским президентом и его доверчивыми советниками и начнет ими манипулировать, чтобы добиться своего.

Распад основанного на законах международного миропорядка ускоряется агрессивными действиями Китая в отношении его соседей по региону, его пренебрежительным отношением к судебным постановлениям ООН, его недавней демонстрацией силы в связи с ситуацией в Тайване, и отказом Пекина предпринимать какие-либо меры для того, чтобы добиться от Северной Кореи свертывания ее ядерной программы.

Европа, оказавшаяся между ними, попала в довольно тяжелое положение. Проблемы, связанные с подъемом ультраправого национализма, ростом политических разногласий вокруг Брексита и финансовыми трудностями, осложняются дерзкими попытками России разрушить существующие принципы и беспрецедентным уровнем трений в отношениях с непредсказуемым и ненадежным режимом Трампа.

Учитывая то, что Тереза Мэй поспешила заключить союз с Трампом, а Франция парализована возможностью победы Марин Ле Пен, Германия Ангелы Меркель отчаянно пытается удержать контроль над ситуацией. Однако уже к сентябрю Меркель с ее основанной на консенсусе политикой, вполне возможно, останется в прошлом.

На этой неделе Вольфганг Ишингер, председатель Мюнхенской конференции по вопросам безопасности, предупредил, что ситуация с глобальной безопасностью сейчас — «более взрывоопасная», чем в любой другой момент с 1945 года. Глава Евросовета Дональд Туск считает, что сейчас Европе угрожает множество опасностей со всех сторон, в том числе со стороны США.

Трансатлантизм, возможно, не погиб, но получил серьезное ранение. Пока неясно, сможет ли он восстановиться. Однако сейчас можно с уверенностью утверждать: когда три сверхдержавы начинают играть не по правилам, другие страны ограничены в своей возможности что-либо изменить.