The New York Times: Трамп - это наш Путин

Версия для печати
0
0
0

The New York Times выражает обеспокоенность по поводу того, что объединяет лидеров США и России.

В 2001 г. лозунгом молодого президента Путина вполне могли бы стать слова "Сделаем Россию великой снова". Прошло четыре недели с момента начала работы администрации Дональда Трампа, а Путин, находящийся у власти в течение 17 лет и не собирающийся отказываться от нее в ближайшее время, продолжается оставаться в центре внимания американской политики.

Несколько месяцев назад Трамп ясно дал понять, что он не только восхищается мачистским образом российского президента, но и считает его гораздо большим "лидером", чем президент США Барак Обама. С момента инаугурации мы собрали ряд неоспоримых фактов: риторика и действия Трампа на посту президента это нечто больше, чем просто мимолетное сходство с риторикой и действиями Путина в первые годы консолидации власти. Сходство поражает настолько, что от него нельзя просто так отмахнуться.

Разумеется, в личностном плане лидеры США и России очень отличаются друг от друга. Трамп импульсивен, а Путин очень сдержан, внезапные перемены настроения и публичные тирады резко контрастируют с холодным расчетом и умением запоминать информационные бюллетени во всех подробностях. Однако их до странного похожие политические взгляды и подходы к управлению их (совершенно разными) странами могут оказаться таким же важным фактором, как и те связанные с Россией скандалы, которые теперь разворачиваются вокруг г-на Трампа. Не нужно считать его каким-то агентом России, чтобы волноваться по поводу того курса, по которому он нас поведет.

Резкая критика в адрес СМИ и оскорбительные высказывания. Нападки на другие органы власти и влияния, будь то федеральные судьи или корпорации, отказывающиеся ему подчиняться. Предупреждения, а некоторые из них способны вызвать настоящую панику, о том, что страна находится в опасности и что мы должны отправиться на войну с исламистскими экстремистами, потому что они угрожают нашему образу жизни. Именно этими приемами Путин воспользовался в первые годы своего президентства. Именно такой тактикой и идеологией, основанной на образе столкновения цивилизаций, пользуется Трамп сейчас.

И даже если мы, американцы, не всегда понимали, к чему он стремится, сам он никогда не отступал от своей истинной цели, которая заключается в консолидации власти в Кремле. Возможно, именно это и восхищает Трампа в Путине больше всего. В своем интервью журналу Playboy, которое он дал в марте 1990 г., Трамп поделился своими впечатлениями о последних днях существования Советского Союза при Михаиле Горбачеве: "Россия вышла из-под контроля, и власти это знают. В этом и заключается проблема Горбачева. У него недостаточно твердая рука".

Рука Путина, очевидно, оказалась гораздо более твердой. Несмотря на множество очевидных проблем, смятение, коррупцию, ложь и экономические провалы, он находится у власти уже 17 лет, сумев превратиться из никому не известного офицера КГБ в президента России. И это тоже может быть частью того, что Трамп - еще один случайно попавший во власть президент, чьи позиции в Белом доме пока еще очень шатки - видит в Путине и других авторитарных правителях. Он видит в них крепких лидеров, которые говорят о силе чаще, чем о свободе, и зачастую оценивают свою успешность по своей способности удержаться во власти.

Америка не обременена историей тирании и тоталитаризма, которые столь часто наблюдаются в России. Нам сопутствовали 229 лет успешной конституционной демократии, которая должна пережить эпоху Трампа. Мы имеем надежные уравновешивающие институты, такие как свободная и независимая пресса и федеральная судебная система, которые уже демонстрируют стойкое сопротивление тем политическим методам, которыми Путин так эффективно воспользовался в России. Но кто бы мог подумать, что спустя 17 лет речь пойдет не о России, но об Америке, когда встанет вопрос о будущем демократии?