Исследование ARD-Infratest dimap: Меркель потеряет пост канцлера ФРГ?

Версия для печати
0
0
0

Если бы парламентские выборы в Германии проходили в ближайшее воскресенье, то пост канцлера вероятно перешел бы от консерваторов (ХДС/ХСС) к социал-демократам (СДПГ). Таковы результаты репрезентативного опроса, проведенного по заказу первого канала телевидения ФРГ (ARD) социологическим институтом Infratest dimap. 

Возобновление так называемой "большой коалиции" консерваторов и социал-демократов было бы единственной реальной возможностью сформировать дееспособное правительство. Канцлером ФРГ станет представитель той партии, которая получит больше голосов на выборах 24 сентября. 

Равная гонка между ХДС/ХСС и СДПГ

За месяц, прошедший после предыдущего такого опроса Infratest dimap, Мартин Шульц смог еще на 3 процентных пункта поднять рейтинг своей партии - СДПГ. Теперь социал-демократы, получив 31% поддержки, отстают лишь на 1 пункт от консерваторов (ХДС/ХСС), чей рейтинг составил 32%. Далее следует "Альтернатива для Германии" (АдГ) с 11% популярности.

Меркель отрывается от Шульца

Не сильно изменились с начала февраля и личные рейтинги немецких политиков. Правда, в списке теперь нет избранного президентом ФРГ Франка-Вальтера Штайнмайера, который на посту министра иностранных дел всегда в нем лидировал. Его преемник в МИД ФРГ Зигмар Габриэль пока занимает только седьмую строчку, а на первом месте - министр финансов Вольфганг Шойбле.

Но вот уже на втором - канцлер Ангела Меркель. Ее личный рейтинг за месяц вырос с 55% до 60% и стал самым высоким за все время, начиная с сентября 2015 года, когда Берлин принял решение открыть границы для беженцев.

Ее соперник в борьбе за пост канцлера, Мартин Шульц, нравится 52% опрошенных. Но это не значит, что шансы Шульца возглавить следующее правительство Германии стали хуже. Ведь канцлера выбирают не напрямую. Все зависит от расстановки сил в парламенте.

Результаты опроса показывают, что пока единственная реальная возможность избрать главу кабинета министров есть у консерваторов и социал-демократов, которые сообща имели бы в бундестаге необходимое для этого большинство. И станет им представитель той из этих двух партий, которая получит больше голосов на выборах.

Брексит спровоцировал сепсис, но не к ЕС

Отношение немцев к Европейскому Союзу стало особенно актуально в связи с решением Великобритании из него выйти и критическими высказываниями в адрес ЕС нового президента США.

В отличие от англичан подавляющее большинство немцев настроено проевропейски. 41% из них понимает, что членство в ЕС выгодно для Германии, 44% видят как преимущества, так и недостатки, и только 13% считают, что вне Евросоюза им жилось бы лучше.

Примечательно, что доля немецких евроскептиков после референдума в Великобритании 23 июня прошлого года даже уменьшилась в два раза. Brexit, очевидно, многих в Германии навел на мысль об опасности центробежных тенденций и убедил в ценности европейского единства.

Сколько бы немцы ни сетовали на "брюссельскую бюрократию" с ее стремлением регулировать все до последней мелочи, 78% опрошенных выступают даже за еще большую общность в политике стран-членов ЕС. Исключение составляют только потенциальные избиратели правопопулистской партии "Альтернатива для Германии" (АдГ), среди которых 61% считает, что политического единства должно быть меньше.

Уровень жизни и социальная справедливость

Своим собственным материальным положением немцы в общем и целом довольны. 10% оценивают его как "очень хорошее", 68% просто "хорошо".

С оптимизмом смотрят они и в будущее. Три четверти рассчитывают, что смогут и впредь сохранить достигнутый уровень жизни, а 14% надеются на его повышение. Доля пессимистов - только 9%.

Несколько иначе выглядит ситуация, когда социологи спрашивают о справедливости. Половина считает общество в Германии справедливым, 44% - нет. Это в среднем. Между сторонниками различных партий есть, однако, существенные различия.

Так, среди избирателей либералов, консерваторов и "зеленых" доля положительно оценивающих уровень справедливости в стране заметно выше, а среди симпатизирующих посткоммунистам и правым популистам, наоборот, существенно ниже.