The American Interest: Россия делает свой первый ход в Ливии?

Версия для печати
0
0
0

Сколько свободы США готовы предоставить России на Ближнем Востоке, задумывается The American Interest.

Как мы отмечали ранее в этом месяце, Россия все чаще играет роль главного посредника в Ливии, поскольку она сотрудничает с Халифой Хафтаром, основным противником поддерживаемого Соединенными Штатами правительства в Триполи [материал Центра Актуальной Политики от 2 марта 2017 г.]. И вот теперь, согласно дипломатическим источникам, цитируемым агентством Reuters, похоже, что Россия в дополнение к своим устным обязательствам добавляет присутствие своих военных в местах конфликта.

Представители американских спецслужб и дипломатического корпуса заявили о присутствии подразделений российского спецназа и беспилотников в районе египетского города Сиди-Баррани, в 100 км от границы Египта и Ливии. Египетские источники в службе безопасности страны предоставили более подробные сведения, согласно которым подразделение российского спецназа насчитывает 22 человека.

Россия отрицает присутствие своих сил специальных операций в Египте, а также то, что она вообще поддерживает какую-либо из сторон в гражданской войне, охватившей Ливию. Но в настоящий момент именно таких заявлений и следует ожидать из Москвы. Точно также начиналось вмешательство России в Крыму, на Донбассе и даже в Сирии. Россия уже продемонстрировала заметную поддержку Хафтару, и ходят слухи о том, что Москва давно отправляет военных советников в Ливию.

Участие в этой истории Египта также не должно удивлять. Президент Египта Абдель Фаттах аль-Сиси открыто поддержал самого Хафтара, и если россияне готовы проделать всю тяжелую работу, почему бы им не помочь? Каир уже предоставлял свои авиабазы союзникам, готовым к вмешательству в Ливии на таких условиях. В 2014 г. египтяне наносили по Ливии совместные авиаудары с ОАЭ, даже не поставив в известность Соединенные Штаты.

Итак, как может выглядеть вмешательство России? Падение Каддафи было воспринято Путиной как катастрофа. Он публично столкнулся с тогдашним президентом Дмитрием Медведевым по поводу молчаливого согласия России насчет западных ударов по войскам Каддафи - ударов, которые в конечном итоге привели к свержению и казни ливийского диктатора. Само существование правительства, рожденного посредническими переговорами под эгидой ООН и ставшего прямым результатом вмешательства со стороны иностранных государств, является оскорблением для чувств Путина.

Но оправдает ли себя российское вмешательство? Возможно, Путин правильно рассуждает, что триполистское "консенсусное" правительство вряд ли удержит Ливию, и он видит в Хафтаре сильного человека, который может, по крайней мере, поддерживать в восточных районах страны относительный порядок. Как и в Сирии, было бы ошибочным полагать, что русские собираются установить свой контроль над всей территорией страны, или думать, что их заботит, вернется ли эта страна когда-нибудь к своим прежним границам. Наличие надёжного клиента, контролирующего значительную часть нефтяных богатств Ливии, может отчасти оправдать их вмешательство. И снова, подобно Сирии, с партнером, готовым проделать всю грязную работу, русские могут получить то, что хотят, условно говоря, задешево.

До сих пор администрация Трампа сохраняла молчание по поводу Ливии, но если Путин начнет вмешиваться более откровенно, мы скоро узнаем, сколько свободы США готовы предоставить России на Ближнем Востоке.