Le Figaro: Первые дебаты президентских выборов - "пять кандидатов и у каждого своя манера биться"

Версия для печати
0
0
0

«В этих дебатах Эмманюэль Макрон хотел бы занять нишу "центра", то место где был Франсуа Фийон, благодаря своему опыту и серьезным предложениям», - комментирует первые телевизионные дебаты пяти кандидатов обозреватель Le Figaro Гийом Табар.

«Я разделяю сказанное Франсуа Фийоном». Кандидат от правых прекрасно обошелся бы без такого комплимента. В устах Эммануэля Макрона он становится просто губительным. В этой изнурительной кампании Франсуа Фийону необходимо выделиться по отношению к бывшему министру Франсуа Олланда, чтобы не дать части своих избирателей перейти на его сторону.

Однако Макрон не один раз подчеркнул имеющиеся у них точки соприкосновения: о возврате к преподаванию «основополагающих» предметов в школе, о профессиональном образовании, о полицейских участках, о государственных учреждениях, деятельность которых они не хотели бы ставить под сомнение, и о евро, который они защищают от Марин Ле Пен, о здравоохранении… Фийон старательно пытался отметить их различия, в том числе по поводу миграционной политики Ангелы Меркель. Но нынешний фаворит опросов был одержим тем, чтобы сохранить свой всеохватывающий, но совместимый со многим образ кандидата.

В этих дебатах Эммануэль Макрон хотел заполучить центральную позицию. Во всех смыслах слова. По предложениям. По тону риторики с упором на «прагматизм», который он противопоставляет идеологическим «принципам». В некотором роде даже радостному принятию того факта, что он становится целью критики со стороны всех своих конкурентов: удар по Бенуа Амону, чтобы показать себя живым свидетельством обновления политической жизни, удар по Марин Ле Пен, чтобы продемонстрировать способность отвечать и возмущаться.

В общем и целом, Эммануэль Макрон сделал все, чтобы стать лучшим соперником лидера Национального фронта. Эта стратегия преследует две цели. Поскольку присутствие Марин Ле Пен во втором туре сейчас представляется как данность большинством аналитиков и политологов, он хочет с самого начала закрепить мысль о своей дуэли с ней. Далее, размахивая штандартом борьбы с ультраправыми, он демонстрирует левому электорату, что «полезное голосование» против Ле Пен — это отдать голос за него, а не за Бенуа Амона.

Марин Ле Пен тоже смаковала критику со стороны всех остальных кандидатов: от Франсуа Фийона по поводу выхода из еврозоны, от Жана-Люка Меланшона по светскому обществу, от Бенуа Амона по школе и от Эммануэля Макрона по буркини… Ее задачей было продемонстрировать целостность позиций («Я хочу остановить иммиграцию, тут все четко, и я это признаю»), тогда как ее соперники (за исключением Меланшона) искали нюансы и пытались нащупать баланс.

Франсуа Фийону в свою очередь не по душе боксерские поединки. Он не стремился к драке и не провоцировал соперников. Иногда это могло создать впечатление, что он дистанцируется от дебатов. Тем не менее, для него это стало способом выделиться с помощью внушающего уважение поведения и серьезных предложений. Кроме того, он всегда возвращался к самому важному, в том числе с напоминанием о том, что борьба с безработицей стоит выше реформы институтов.

Наконец, дебаты позволили провести черту между Бенуа Амоном и Жаном-Люком Меланшоном. Оба они по большей части воздерживались от взаимных нападок, однако пыл и остроумие кандидата от «Непокорной Франции» стали весомым козырем.