RFI: Нежелание Путина вмешиваться в президентскую кампанию во Франции стало "трагедией" Ле Пен

Версия для печати
0
0
0

Слова Путина о ненамерении вмешиваться в выборы президента Франции, которые он произнес в ходе исторической встречи с Марин Ле Пен (никогда прежде президент России не принимал в Кремле депутата Европарламента), кандидат «Национального фронта» восприняла «как личную трагедию», — иронизирует на условиях анонимности известный противник «Национального фронта» в беседе с RFI.

Марин Ле Пен сразу же после возвращения из Москвы опровергла любые обвинения в получении «русских денег». «Нет, и еще раз нет!», — сказала Ле Пен в понедельник, 27 марта, в эфире французской радиостанции Europe1, отвечая на вопрос, могла ли она получить российские деньги.

«Когда она восклицала «Нет и еще раз нет!», это был глас вопиющего в пустыне. Это кричал ее вакуум», — говорит другой хорошо оплачиваемый источник, утверждающий, что в ходе визита Марин Ле Пен в Москву речь могла идти о сумме «в районе 10 миллионов евро». «Сумма — пустяковая по кремлевским меркам, — напоминает источник. — Именно поэтому Марин никак не могла предположить, что она [эта сумма] станет проблемой».

Резкое заявление Путина — «Знаю, конечно, что сейчас активно развивается и предвыборная кампания во Франции. Мы ни в коем случае не хотим как-то влиять на происходящие события» — повергло Марин Ле Пен в состояние легкой паники, утверждает известный французский политолог Жак Сапирофф. «Не зря в течение всей встречи она так улыбалась и вообще чувствовала себя не очень уверенно. Это совсем не ее манера поведения», — добавляет источник, не очень далекий от лидера «Нацфронта».

Что касается суммы, упомянутой нашими источниками («в районе 10 миллионов евро»), то она практически совпадает с той, о которой недавно упоминала сама Марин Ле Пен. 3 января 2017 года в интервью французской радиостанции RMC лидер «Национального фронта» сначала заявила, что не считает аннексию Крыма незаконной, затем одобрила действия России в Сирии, ну, а затем сказала, что партии не хватает на проведение выборов каких-то 6 миллионов евро. При этом Марин в посетовала на то, что ни один французский банк так и не дал ей кредита.

«И вот 24 марта в Кремле она слышит от человека, гордящегося присоединением Крыма и военной операцией в Сирии, о том, что он «не намерен вмешиваться» во французскую кампанию! Эти слова можно было воспринять не иначе как предательство!» — недоумевает Жан-Анри де ла Нетринди, специалист по геополитической психологии.

Между тем, нехватка этой «пустяковой суммы» (то ли 6, то ли «в районе 10» миллионов евро) в последние предвыборные недели может иметь фатальное значение. Чтобы понять, что значат подобные деньги для французских выборов, стоит вспомнить, что в ходе минувшей президентской кампании (2012) ее победитель Франсуа Олланд потратил 21,7 млн евро, а Николя Саркози — 22,9 млн.

Впрочем, те, кто «измеряет мотивацию» хозяина Кремля исключительно деньгами, «рассуждают слишком поверхностно», уверен директор Французского фонда ответственной политики Николя Ушло.

«Учитывая то обстоятельство, кто хозяин Кремля, так или иначе, сделал ставку как минимум на двух кандидатов в президенты Франции — и на Марин Ле Пен и на своего «старинного друга» Франсуа Фийона — Путин не пожелал в решающий момент нарушить хрупкий баланс во французской избирательной кампании», — пишет эксперт своей колонке для газеты «Le Mariage de Figaro». «В случае победы Фийона — маловероятной, но все же возможной — хозяин Кремля не хочет оказаться перед Елисейским дворцом у разбитого корыта», — резюмирует Ушло.

«Годы Олланда были сплошным кошмаром для людей, помнящих золотой период франко-российских отношений при Саркози, — добавляет политолог. — История с «Мистралями» наверняка врезалась в память господина Путина. Не говоря уже об отказе Олланда прийти вместе с Путиным на открытие российского православного центра в Париже».

Но, конечно, можно понять и Марин Ле Пен, которая «столько сделав для развития франко-российских отношений в последние годы», «ожидала, что в Кремле эти отношения никогда не будут подвергнуты ревизии», — сожалеет источник, не очень далекий от лидера «Нацфронта».

«6 миллионов… Такое «мелкое предательство» нелегко перенести даже сформировавшемуся политическому лидеру, — соглашается Жан-Анри де ла Нетринди, специалист по геополитической психологии. — И никакие ссылки на политическую целесообразность в данном случае не работают». Геопсихолог полагает, что период выхода из подобного шока может затянуться «на недели, если не на месяцы».