The Washington Post: Американские традиционные правые резко повернули в сторону России

Версия для печати
0
0
0

Что русский медведь сделал с американской демократией, пытается разобраться The Washington Post.

Странно наблюдать, как протрамповские консерваторы безразлично или даже враждебно относятся к расследованию вмешательства России в избирательную кампанию 2016 г. Всего несколько лет назад (кажется, прошла уже вечность) консерваторы критиковали президента Обаму за его российскую "перезагрузку" и преобладающее стремление вести переговоры с Москвой.

Дрейф правых в сторону Владимира Путина действительно знаменателен. Опрос, проведенный в декабре Economist и YouGov, показал, что лишь 9% избирателей Трампа имели положительное мнение об Обаме, в то время как 35% благоприятно оценивали Путина. В феврале Gallup сообщил, что доля позитивно относящихся к Путину республиканцев увеличилась с 12% в 2015 г. до 32% в этом году.

Учитывая то, как Путин поступил с Хиллари Клинтон в ходе президентских выборов в США, неудивительно, что его рейтинг среди демократов снизился - с 15% в 2015 до 10% сейчас. Однако необходимо отметить, что Путин никогда не пользовался особой популярностью у демократов, о чем свидетельствуют результаты двух опросов. Но гораздо примечательнее то, что разрыв между партиями, который в 2015 г. составлял всего 3 процентных пункта, сегодня составляет уже 22 процентных пункта. На самом деле Москва вмешивается в политику западных стран уже очень давно. На протяжении всего периода холодной войны Советский Союз оказывал мощную поддержку коммунистическим партиям по всему миру.

Между тем Путин готов оказать поддержку любым партиям и политическим движениям - правым и левым, сепаратистским и националистическим - чтобы дестабилизировать Запад. Создается впечатление, что он крайне заинтересован в формировании нового международного политического альянса консерваторов и ультраправых.

Он позиционирует себя в качестве убежденного сторонника религии и консервативных ценностей и оппонента прав сексуальных меньшинств. В конце марта в Москве Путин провел получившую широкое освещение в прессе встречу с Марин Ле Пен, ультраправым кандидатом на президентских выборах во Франции, которые пройдут весной. Разумеется, Путин отрицает предположения о том, что он пытается оказать влияние на французских избирателей.

Путин ведет активную работу и в США. В статье "Москва втирается в доверие к правым", опубликованной в журнале Time, Алекс Олтман и Элизабет Диас рассказали о попытках России наладить связи с христианскими консерваторами и оружейным лобби Америки. Сегодня любой человек, рискнувший выразить тревогу в связи с отношениями Трампа с Россией, неизбежно сталкивается с обвинениями в маккартизме, истерии и лицемерии. Склонность многих левых критиковать Путина чаще всего объясняется их гневом, спровоцированным успехом Путина в его кампании по подрыву позиций Клинтон на выборах.

Нет никаких сомнений в том, что либералы в бешенстве, но спросите себя вот о чем: разве не должны все - левые, правые, центристы - испытывать негодование в связи с попытками России ввести ложь и поклеп в кровеносную систему американской политики? И, как сказал Клинт Уоттс из Института исследований внешней политики на сенатских слушаниях, решение Трампа бездумно повторять вслед за Россией различные теории заговора сделало дезинформационную кампанию Путина чрезвычайно эффективной. Нам предстоит выяснить, что русский медведь сделал с американской демократией.