The Washington Post: Выборы во Франции свидетельствуют о новом политическом разделении

Версия для печати
0
0
0

По мнению The Washington Post, в центре борьбы за пост французского президента лежат разные взгляды на идентичность самой Франции.

Преданные духу 1789 г., революционные французы оказались на шаг впереди всех остальных. В воскресенье они стали первой крупной западной страной, на выборах в которой была отброшена политическая структура из право- и левоцентристских партий, доминировавшая в европейской политике со времен Второй мировой войны. Ни Эммануэль Макрон, ни Марин Ле Пен, два кандидата, одержавшие победу в первом туре выборов президента Франции, не принадлежат к старым правым или старым левым. За их программами не стоят крупные парламентские партии. Ни один из них в качестве президента не ознаменует собой продолжение статус-кво.

Раньше во Франции, как и почти везде, главная причина политического разделения касалась масштабов вмешательства государства в жизнь общества, но новое политическое размежевание почти не затрагивает вопросов экономики. Речь идет о разных взглядах на идентичность самой Франции. Ле Пен, лучше всего охарактеризованная как национал-социалистка, хотела бы вывести Францию ​​из международных институтов, включая Европейский союз и НАТО, блокировать границы, сократить торговлю и навязать квазимарксистскую экономику с преобладанием роли государства. Ее избиратели пессимистично оценивают настоящее и ностальгируют по другой Франции. Ее самым важным иностранным союзником является Владимир Путин, чьи деньги финансировали ее избирательную кампанию, но в последние дни президент Трамп также положительно отзывался о ней. Ее партия, "Национальный фронт", была частью французской политики на протяжении десятилетий, и исторически отметилась своим громким противостоянии иммиграции.

С другой стороны есть Макрон, чье новое движение "Вперед!", представляет собой совершенно новый радикальный центр. Макрон приветствует глобальные рынки и говорит, что верит в "коллективную солидарность". Его избиратели более оптимистично смотрят в будущее, поддерживают Европейский союз и интеграцию Франции с остальным континентом и миром. Хотя Макрон выступает за сильные внешние границы Европейского союза, он не выражает особой неприязни к иммигрантам. Больше всего он напоминает молодого Тони Блэра, который также создал центристскую коалицию, хотя в то время она так не называлась.

В этом смысле во втором туре выборов во Франции есть четкая повестка дня: открытость против закрытости, интеграция против изоляционизма, будущее против прошлого. Каким бы ни был конечный результат, Ле Пен и ее партия никуда не денутся. Они олицетворяют собой тот набор мировоззрений, которые реальны и имеют место во всех западных странах, и с которыми лучше бороться открыто, при помощи аргументов, поскольку они представляют собой подлинную и мощную угрозу для либеральной демократии, какой мы ее знаем. Задача для Макрона и тех, кто теперь будет ему подражать, - найти решения для многих людей, которые отвергают его "открытую" политику и его центристское видение.

В воскресенье вечером Ле Пен призвала французских "патриотов" поддержать ее во втором туре. В ответ Макрон должен определить новую форму патриотизма и новые формы солидарности для тех жителей Франции, которые хотят оставаться французами и не собираются отказываться от мира.