National Review: Турция поворачивает от Запада в сторону России

Версия для печати
0
0
0

National Review усматривает опасность для НАТО в случае продолжения нахождения Турции в составе альянса.

Независимые наблюдатели считают, что референдум в Турции был нечестным и несвободным, но их мнение никого не интересует. Президент Реджеп Эрдоган объявил о своей победе и прекратил дебаты. Он не пойдет на пересчет голосов или аннулирование результатов референдума.

Переориентация на неоосманизм, возможно, лишь только первый признак стремления Турции свернуть с западного направления. Похоже, что Турция решила не только порвать с Европейским союзом, к членству в котором она когда-то стремилась - в последние недели Эрдоган сравнил и голландское и немецкое правительства с нацистами - но и продвинуться в установлении более тесных связей с Россией.

На первый взгляд может показаться, что российско-турецкий альянс противоестественен, ведь Россия и Турция были врагами на протяжении почти всей истории. Россия неоднократно воевала с Османской империей и долгое время пыталась взять под свой контроль Босфор. В годы холодной войны Турция была одним из двух государств-членов НАТО, граничивших с Советским Союзом. В последние годы Анкара и Москва часто ссорятся из-за Сирии. Россия оказывает усиленную поддержку сирийскому президенту Башару аль-Асаду, а Турция поддерживает вооруженную оппозицию.

Но в последние месяцы Эрдоган и российский президент Владимир Путин примирились. Туристы возвращаются. Два лидера провели встречи, чтобы зарыть топор войны - сначала в Санкт-Петербурге, а затем в Стамбуле. Они обсудили сотрудничество на миллиарды долларов в сфере энергоресурсов, инфраструктуры и атомной энергетики. Очень часто, когда речь заходит о конкретных вопросах бизнеса, профессиональные дипломаты покидают зал переговоров, и два лидера, являющиеся финансовыми гигантами в своих странах, улаживают детали сделок, которые в равной степени касаются выверки банковских счетов и согласования национальных интересов. Этому примирению не помешало даже убийство российского посла в Турции, которого застрелил полицейский, давший клятву верности филиалу "Аль-Каиды" (организация, запрещенная в России).

Путин относится к дипломатии не как к работе по поиску беспроигрышных решений, а скорее как к игре, где может быть только один победитель. Партнерство с Турцией связано не только с дипломатией. Это наверняка попытка разобщить Анкару и Запад. И здесь свою роль играет Эрдоган, который ненавидит Запад за его поддержку старого светского порядка в Турции. В то время как турецкие и западные дипломаты и военачальники твердят о важности сотрудничества, Эрдоган настойчиво формирует у турок ненависть к Западу в целом и к НАТО в частности. Турецкие государственные СМИ направляют репортеров в Германию, чтобы те, стоя перед американскими военными базами, страшными голосами вещали о том, что НАТО является спонсором террора. Российский политолог и конспиролог Александр Дугин выступает в турецкой прессе гораздо чаще, чем американский посол.

Сближение турецких и российских военных носит отнюдь не только символический характер. Как говорят и пишут турецкие дипломаты и западные репортеры, чистки в офицерском корпусе Турции направлены против последователей живущего в изгнании проповедника Фетхуллаха Гюлена. Однако в эту мясорубку чаще всего попадают те офицеры, которые долгое время служили в НАТО. Сегодня службу в органах руководства Североатлантического альянса они считают билетом в тюрьму, а не повышением. В этом месяце Турция и Россия провели совместные военно-морские учения. В Турции ходят слухи, что Кремль хочет создать военно-морскую базу в Мерсине, где заметно усиливается российское присутствие.

Сближение в дипломатической сфере также проявляется довольно четко. Хотя турецкие организации по формированию общественного мнения очень громко говорят о преданности Турции Европе, Эрдоган со своим МИДом закладывает основы для вступления в Шанхайскую организацию сотрудничества, где главенствуют Москва и Пекин. В последние недели работы администрации Обамы Турция устроила сюрприз госсекретарю Джону Керри, поддержав дипломатическую инициативу России и Ирана по Сирии.

Как это ни парадоксально, но сегодня, когда Эрдоган консолидирует свою власть и уводит Турцию от Запада в сторону более широкого партнерства с Россией, проблема для США заключается не в том, что Турция может выйти из НАТО, а в том, что она там останется. Решения в НАТО принимаются на основе консенсуса, и Турция может стать своего рода троянским конем, парализуя процесс принятия решений и снижая эффективность альянса. У НАТО нет механизма исключения из своих рядов члена, который отходит от ее политических и демократических норм.

В чем же суть игры Эрдогана? Возможно, он считает, что проводит в жизнь беспроигрышную стратегию. Если у него появятся рычаги давления на США и боязливую Европу, он сможет выбить из них уступки и победит. С другой стороны, если турецкий руководитель получит от Путина некое вознаграждение, личное или для страны, он посчитает, что тоже одержал победу. Эрдоган просто не понимает, какую рискованную игру за будущее Турции он ведет. Если Соединенные Штаты видят в союзниках партнеров, то Россия считает их зависимыми государствами. И хотя Эрдоган может полагать, что ему удастся переиграть Путина, он просто неопытный новичок по сравнению с российским лидером, воспитанным и обученным КГБ.

Запад может стонать и причитать по поводу гибели демократии и светского порядка в Турции, но этот поезд ушел еще десять лет назад. Гораздо опаснее для Европы и США те перемены, которые происходят в направленности турецкой внешней политики.