The Nation: США практикуются в бездоказательных обвинениях и подстрекательствах к войне с Россией

Версия для печати
0
0
0

Пишущий редактор издания The Nation профессор Стивен Коэн в своем авторском аудиоподкасте рассуждает о вероятности российско-американской войны.

Превращение Кремля в злодея, повинного - без всяких на то доказательств - в кризисах от Вашингтона и Европы до Сирии, Украины и Афганистана, увеличивает, по мнению Сивена Коэна, вероятность американо-российской войны. Профессор Коэн отмечает, что в Вашингтоне имеют место несколько весьма спорных идей, которые подразумевают необходимость войны с Россией. В частности, сегодня американский политический и медийный истеблишмент выдвигает ряд опасных суждений:

- Что реакция Москвы на украинский кризис трехлетней давности оправдывает провокационное наращивание сил НАТО на российских границах с целью недопущения задуманной Кремлем агрессии против маленьких восточноевропейских государств.

- Что действия российского президента Владимира Путина, который "узурпировал" президентские выборы в США в 2016 г., чтобы привести в Белый дом Дональда Трампа, являются "актом войны против американской демократии" и требуют адекватного ответа.

- Что применение сирийским президентом Башаром аль-Асадом химического оружия обусловило необходимость нанесения Трампом ракетного удара по Сирии, чей лидер находится в тесном союзе с Россией.

- Что Кремль сегодня проводит масштабную кампанию кибератак и пропаганды, целью которой являются выборы в Европе и приведение к власти в странах-союзницах США выгодных Москве кандидатов, таких как Марин Ле Пен во Франции, что позволит ослабить трансатлантический альянс и даже саму НАТО.

- Что в последнее время Кремль вступил в сговор с талибами с целью разгрома США в Афганистане.

Коэн делает три общих замечания об этих утверждениях Вашингтона:

- По отдельности и вместе эти идеи усиливают милитаризацию новой холодной войны и порождают русофобские аналитические оценки в американском политико-медийном истэблишменте, в которых не исключается возможность реальной войны.

- На сегодняшний день так и не появилось реальных доказательств в пользу этих утверждений. Например, что Путин приказал хакерам провести кибероперацию в помощь предвыборной кампании Трампа, и что сегодня он делает то же самое в интересах подходящих ему европейских кандидатов. Или что именно Асад стоит за недавними химическими атаками в Сирии. Или что у Москвы есть агрессивные военные планы в отношении Восточной Европы. Более того, размах кремлевской пропаганды или "мягкой силы", используемой в интересах американских и европейских кандидатов, вряд ли чем-то отличается от длящегося десятилетиями американского вмешательства в выборы по всему миру, в том числе, в России. В любом случае, эффект "российской пропаганды" очень сильно преувеличен.

- В прошлом критически настроенные, проверявшие все факты ведущие американские СМИ действовали в качестве фильтра между этими пропитанными политикой утверждениями и их воздействием на принятие политических решений. Сегодня они уже в основном не выступают в этой роли, и вместо этого сами распространяют и пропагандируют такие идеи. Несколько альтернативных средств массовой информации не в состоянии нейтрализовать едва ли не монополистическое воздействие ведущих газет и передач базирующегося в Вашингтоне истэблишмента.

В заключение Коэн рассказывает о двух новых явлениях, которые превращаются в дополнительные ортодоксальные концепции Вашингтона. Первое - это давнее и в основном ложное утверждение о том, что только Москва препятствует реализации Минских соглашений, направленных на прекращение гражданской войны на Украине. На самом деле, это пользующееся американской поддержкой правительство в Киеве препятствует выполнению минских договоренностей, отказываясь от выполнения своих обязательств. Сегодня, несмотря на большой урон, нанесенный и без того подорванной украинской экономике, Киев усиливает блокаду поддерживаемых Москвой повстанческих территорий, прекратив подачу электроэнергии. Некоторые обозреватели считают, что он таким способом хочет задобрить ультраправые силы, от которых сильно зависит в политическом плане. Коэн же полагает, что есть и другая возможность: спровоцировать Кремль на некие радикальные политические или военные действия, из-за которых Вашингтон и Европа реанимируют ослабевающую поддержку Киева. Если это так, такая ситуация тоже может привести к военному конфликту между США и Россией.

Второе новое утверждение состоит в том, что Москва вступила в сговор с "Талибаном" против американских войск, долгое время ведущих войну в Афганистане. Несомненно, Москва, как и Вашингтон, ведет закулисные переговоры с фракциями талибов, пытаясь выпутаться из этой войны и ограничить ее более широкие последствия. Но любой, кто знаком с российской элитой, занимающейся вопросами национальной безопасности, прекрасно знает, что она очень боится вывода американских войск из Афганистана, поскольку в этом случае ей придется в одиночку противостоять наплыву радикальных джихадистов и героина в Россию через страны Центральной Азии.

Здесь, как и в других антироссийских повествованиях, звучащих из Вашингтона, нет ни фактов, ни логики. Исторически такая стереотипная политическая риторика играла важную роль в возникновении войн между великими державами. Не исключено, что то же самое развертывается сегодня в российско-американских отношениях. Очень мало кто из конгресса, из администрации Трампа и из ведущих СМИ высказывается против таких подстрекательских и воинственных утверждений. А их становится все больше.