Slate France: Они голосуют за Ле Пен - интервью с избирателями

Версия для печати
0
0
0

Избиратели из всех уголков Франции рассказали Slate France, почему отдадут свой голос за кандидата от Национального фронта во второму туре выборов 7 мая.

За несколько дней до второго тура президентских выборов Эмманюэль Макрон и Марин Ле Пен возобновили кампанию, чтобы привлечь неопределившихся, которые могут сделать выбор в пользу протестного голосования или же просто не пойти на участок. Мы провели интервью с избирателями Марин Ле Пен, чтобы понять их решение.

Среди них давние активисты Национального фронта, сторонники Евы Жоли и Франсуа Олланда, противники Эмманюэля Макрона… 


Жожо, 20 лет, студентка (Ивелин, Иль-де-Франс)

— С чем связано решение голосовать за Национальный фронт?

— Ради того, чтобы поставить на первое место качество, например, в сельском хозяйстве, а не рентабельность любой ценой.

— Что вы думаете о тех, кто считают, что она представляет угрозу?

— Единственная угроза, как мне кажется, может быть в том, что она не сдержит свое обещание о проведении референдумов при мобилизации 500 тысяч граждан.

— За кого вы голосовали в 2012 году?

— Я не голосовала, потому что еще была несовершеннолетней.

— Какая мера из ее программы нравится вам больше всего?

— Защита прав животных и запрет ввоза продукции, которая нарушает французские сельскохозяйственные нормы.

— Есть ли в ней что-то, что вам не по душе?

— Отмена закона Тобиры об однополых браках. Ограничение уроков иностранных языков в университетах (весьма спорная мера, если судить по нашему качеству владения иностранными языками).

— Не могли бы вы описать нам ваши чувства во время этих выборов?

— Неопределенность. Многие кандидаты казались хорошими, каждый по-своему. Я до самого конца не знала, за кого голосовать, но главным для меня было не пропустить Фийона.


Тома, 23 года, помощник продюсера (Сен-Сен-Дени)

— С чем связано решение голосовать за Национальный фронт?

— Я поддержу Марин Ле Пен, потому что это единственный вариант для «полезного» голосования на этих выборах. Только она предлагает вызывающие доверие меры для того, чтобы не дать нашей стране скатиться в дикую глобализацию. У Франции нет средств, чтобы вписаться в это течение.

— Что вы думаете о тех, кто считают, что она представляет угрозу?

— Разумеется, я видел кадры с Жаном-Мари Ле Пеном, слышал его шокирующие заявления о газовых камерах. Этот человек не заслуживает уважения. Мне хочется верить, что Марин Ле Пен не такая. У нее собственный путь, и было бы глупо слепо верить в том, что дети копируют родителей. Если она будет избрана президентом, значит, ей удалось привлечь на свою сторону большинство французов. Моя страна против ксенофобии, гомофобии и расизма. Стремление урегулировать иммиграцию — вовсе не расистский шаг. Контролируемая иммиграция существует в большинстве стран. Вернем себе наши ценности! И хоть немного достоинства!

— За кого вы голосовали в 2012 году?

— Если бы я тогда мог голосовать, то поддержал бы Франсуа Олланда, потому что в его программе меня привлекало введение однополых браков. Я сам гомосексуалист, и считаю, что эта мера очень важна.

— Какая мера из ее программы нравится вам больше всего?

— Меры по контролю над иммиграцией, по въезду во Францию.

— Есть ли в ней что-то, что вам не по душе?

— Отход от однополых браков.

— Не могли бы вы описать нам ваши чувства во время этих выборов?

— Гнев. Мой выбор не назвать очевидным, однако он все же заслуживает уважения, как и выбор миллионов французов, которые собираются поддержать Марин Ле Пен.


Мари, 25 лет (Гренобль)

— С чем связано решение голосовать за Национальный фронт?

— Я никогда не голосовала за Нацфронт, но сейчас сделаю это, чтобы отправить предупредительный сигнал Эммануэлю Макрону.

— Что вы думаете о тех, кто считают, что она представляет угрозу?

— Думаю, они правы в том плане, что избрание Марин Ле Пен повлечет за собой социальные, экономические и международные потрясения. Но сейчас это уже неважно, нужны перемены.

— За кого вы голосовали в 2012 году?

— Я голосовала за Николя Саркози во втором туре, и опустила пустой бюллетень в первом.

— Какая мера из ее программы нравится вам больше всего?

— Ее взгляды в международной политике, диалог с Россией: Франция уже не первый год ошибается с врагами, и нам приходится дорого за это расплачиваться.

— Есть ли в ней что-то, что вам не по душе?

— В какой-то мере все остальное.

— Не могли бы вы описать нам ваши чувства во время этих выборов?

— Тошнота. Я пять лет ждала эти выборы. Но теперь у меня складывается впечатление, что я поставлена перед выбором между кандидатом, которого проталкивает вперед большой бизнес, и представительницей реакционного политического движения. Демократия переживает тяжелые времена.


Бернар, 72 года, писатель (Лазурный берег)

— С чем связано решение голосовать за Национальный фронт?

— Я на 1 000% поддерживаю идеи Национального фронта. Фийон, Эстрози, Раффарен и его банда… Все эти политиканы вызывают у меня одно отвращение.

— Что вы думаете о тех, кто считают, что она представляет угрозу?

— Да, она представляет угрозу для финансистов, а также работающих во Франции крупных компаний, которые не платят ни цента налогов. Для граждан же она воплощает надежду.

— За кого вы голосовали в 2012 году?

— За Николя Саркози.

— Какая мера из ее программы нравится вам больше всего?

— Выход из еврозоны вне зависимости от цены, которую придется заплатить.

— Есть ли в ней что-то, что вам не по душе?

— Ничего.

— Не могли бы вы описать нам ваши чувства во время этих выборов?

— Тошнота при виде всех этих предателей, воров и беспринципных приспособленцев.


Фабрис, 27 лет, госслужащий (Прованс)

— С чем связано решение голосовать за Национальный фронт?

— Я вновь буду голосовать за Марин Ле Пен по нескольким причинам. Нужно покончить с логикой разрушения нации в рамках европейского строительства, разобраться с предательством элиты, которая перешла на сторону финансовой олигархии. Я против массовой иммиграции. Я не верю в теорию замены населения, однако миграция определенно меняет этнический состав французского народа. Причем это не представляло бы такой проблемы, если бы перемены носили чисто этнический характер: у нас иммиграция не сопровождается ассимиляцией и провоцирует коммунитаризм.

— Что вы думаете о тех, кто считают, что она представляет угрозу?

— Полностью угроза просто не может отсутствовать. Доказательством тому служит Олланд.

— За кого вы голосовали в 2012 году?

— За Марин Ле Пен. Тогда это было, скорее, протестное голосование, а сегодня я поддерживаю ее идеи и ценности.

— Какая мера из ее программы нравится вам больше всего?

— Прекращение массовой иммиграции.

— Есть ли в ней что-то, что вам не по душе?

— Запрет религиозной символики в общественных местах. Как мне кажется, государство не должно настолько сильно вмешиваться в такие вещи.


Эрван, 38 лет, врач (Париж)

— С чем связано решение голосовать за Национальный фронт?

— В первую очередь с ее готовностью защитить социальную модель, не допустить развала трудовой сферы, выйти из Шенгенской зоны и Европейского Союза, спрашивать мнение граждан с помощью референдума, ввести протекционизм, поддерживать средний и малый бизнес. Во-вторых, в меньшей степени, с ограничением иммиграции, отменой jus soli и государственной медпомощи нелегалам, финансированием религиозных ассоциаций и борьбой с исламским фундаментализмом.

— Что вы думаете о тех, кто считают, что она представляет угрозу?

— Существует два НФ. Первый — консерваторский и фундаменталистский, его воплощением был ее отец. Он очень опасен, причем его символом можно было бы назвать и Фийона. Второй — это НФ Марин Ле Пен и Флориана Филиппо, он носит социальный и светский характер, отстаивает суверенитет. Интересует меня именно он. Я готов поддержать первый, чтобы получить второй, поступиться личными интересами во благо Франции.

— За кого вы голосовали в 2012 году?

— За Франсуа Олланда. Я всегда голосовал за левых, обычно за социалистов. Но эти левые предали нас, приняли направленные против трудящихся законы, прогнулись перед европейскими лобби вместо того, чтобы отстаивать интересы Франции. Они буквально пошли против программы, благодаря которой их избрали в 2012 году.

— Какая мера из ее программы нравится вам больше всего?

— Использование референдума для принятия решений по ключевым для общества вопросам.

— Есть ли в ней что-то, что вам не по душе?

— Возможный пересмотр доступности абортов и закона об однополых браках.

— Не могли бы вы описать нам ваши чувства во время этих выборов?

— Я разочарован результатом Меланшона, потому что надеялся на лучшее после его прекрасной кампании. Я бы проголосовал за него во втором туре. Я рад неудаче Фийона, потому что, как мне кажется, он представлял наибольшую угрозу на этих выборах. Сейчас же у меня вызывает отвращение (хотя и не удивляет) то, как СМИ пытаются любой ценой всучить нам Макрона.


Селестин, 31 год, торговый представитель (Париж)

— С чем связано решение голосовать за Национальный фронт?

— В первом туре я голосовал за общее будущее Жана-Люка Меланшона, а во втором буду и дальше поддерживать Францию, которая не даст покорить себя информационной, политической и финансовой элите. Я буду голосовать за отмену закона о труде, сохранение 35-часовой рабочей недели, отмену налогообложения сверхурочных…

— Что вы думаете о тех, кто считают, что она представляет угрозу?

— Информационная, политическая и финансовая элита целыми днями расписывает нам эту угрозу, и для них, наверное, она действительно существует. К сожалению, этот гипноз воздействует на некоторых граждан, которые убеждены, что она означает возвращение фашизма во Францию. Тем не менее им было бы достаточно ознакомиться с ее программой и заявлениями, чтобы убедиться, что она не различает французов по цвету кожи, происхождению или сексуальной ориентации.

— За кого вы голосовали в 2012 году?

— Как и в этом году, тогда я голосовал за Жана-Люка Меланшона.

— Какая мера из ее программы нравится вам больше всего?

— После стольких лет жесткой экономии становится очевидно, что подъем экономики может отталкиваться лишь от повышения покупательной способности. Это позволит поднять дух малообеспеченных слоев населения и найти заказы для предприятий.

— Есть ли в ней что-то, что вам не по душе?

— Хотя отмена однополых браков и не имеет обратной силы, это все равно неприятная и спорная мера.


Алекс, 21 год, студент (Париж)

— С чем связано решение голосовать за Национальный фронт?

— Я — чернокожий, но разделяю ее взгляды. Идею Франции, где примут каждого, кто любит страну. Нацфронт — не фашистская партия, хотя вокруг него и собралось меньшинство, которое поддерживает Марин Ле Пен за неимением более экстремистской партии.

— Что вы думаете о тех, кто считает, что она представляет угрозу?

— Она, разумеется, скрывает определенные вещи, как и любой политик. Тем не менее, взглянув на программу Олланда 2012 года и то, что реализовывалось на практике в течение пяти последних лет, должен сказать, что не верю, что она окажется опаснее Вальса со статьей 49.3.

— За кого вы голосовали в 2012 году?

— Тогда я еще не достиг нужного возраста, чтобы голосовать.

— Какая мера из ее программы нравится вам больше всего?

— Больше безопасности, внимание к тому, что происходит у нас, отказ от того, чтобы быть жандармом по отношению к другим странам.

— Есть ли в ней что-то, что вам не по душе?

— Она не хочет поднимать острые вопросы, который были затронуты всеми остальными кандидатами: закон о марихуане, борьба с фармацевтическими лобби.

— Не могли бы вы описать нам ваши чувства во время этих выборов?

— Я не хочу, чтобы победил Макрон, и поэтому ощущаю напряженность. Я бы предпочел дуэль Ле Пен-Меланшон, потому что Макрон — всего лишь банкир, который взлетел наверх благодаря связям со СМИ и Ротшильдами.


Гаэль, 31 год, техник (Тулуза)

— С чем связано решение голосовать за Национальный фронт?

— Я всегда был ярым противником Национального фронта, но сегодня у меня возникают вопросы. Я думаю голосовать за Марин Ле Пен во втором туре. Это чисто прагматический выбор. Если выберут Макрона, у него будут свободны руки для проведения политики, которую я совершенно не одобряю. Но если изберут Ле Пен, у нее никогда не будет достаточного парламентского большинства, чтобы делать, что вздумается. Ей придется довольствоваться сосуществованием, которое позволит сохранить статус-кво и ограничить ущерб в течение пяти лет.

— Что вы думаете о тех, кто считают, что она представляет угрозу?

— Думаю, они правы, только Макрон еще опаснее.

— За кого вы голосовали в 2012 году?

— За Филиппа Путу в первом туре и пустым бюллетенем во втором.

— Какая мера из ее программы нравится вам больше всего?

— Никакая. Мой голос направлен на то, чтобы остановить большую угрозу чем НФ в лице Эммануэля Макрона.

— Есть ли в ней что-то, что вам не по душе?

— Вся ее программа — неэффективная демагогия. А если судить по тому, чем занимаются депутаты НФ после избрания, она еще и лицемерна.

— Не могли бы вы описать нам ваши чувства во время этих выборов?

— Честно говоря, меня просто мутит о тошноты, которую вызывает текущее политическое предложение. Из 11 кандидатов у нас было шесть мечтателей (Путу, Шеминад, Лассаль, Дюпон-Эньян…), два хулигана (Фийон, Ле Пен), два лицемера (якобы выступающий за перемены Макрон и называющий себя кандидатом народа Меланшон) и, наконец, Амон, марионетка Соцпартии, прикрытие для того, чтобы Макрону не пришлось брать на себя ответственность за итоги последних пяти лет.


Гладис, 52 года, медик (Бретань)

— С чем связано решение голосовать за Национальный фронт?

— Нужно остановить мафиозную европейскую систему.

— Что вы думаете о тех, кто считают, что она представляет угрозу?

— Угрозу для кого? Для интересов корпораций? Для дикой глобализации?

— За кого вы голосовали в 2012 году?

— За зеленых!

— Какая мера из ее программы нравится вам больше всего?

— Намерение выйти из европейских соглашений.

— Есть ли в ней что-то, что вам не по душе?

— Отмена бесплатной медицинской помощи для всех иностранцев. Право на медицинские услуги должно быть закреплено на международном уровне. Я как медик не могу никому отказать в помощи.

— Не могли бы вы описать нам ваши чувства во время этих выборов?

— Я сожалею о том, что мне приходится делать этот выбор, но я не могу позволить победить карьеристу и ставленнику финансов, который будет служить интересам большого бизнеса в ущерб трудящимся.