Die Presse: Россия. Кто же в конечном счете выигрывает о санкций?

Версия для печати
0
0
0

Когда Верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини была с первым визитом в Москве, она хотя и утверждала, что санкции, введенные ЕС в качестве ответа на российскую интервенцию на Украине в 2014 году, остаются, однако однозначную картину действия этих санкций она не получила, обращает внимание обозреватель Die Presse.

Такая же ситуация наблюдается и в самой России. С официальной точкой зрения, согласно которой санкции не причинили стране никакого вреда, даже скорее укрепили экономику, а рецессия двух прошлых лет произошла почти исключительно по вине падения цен на нефть, на прошлой неделе не согласился бывший министр финансов Алексей Кудрин. Человек, которого глава Кремля Владимир Путин высоко, говорил наряду с падением цен на нефть и об «очень болезненном» влиянии санкций. «Они оказывают преимущественно негативное влияние на наш рынок». В прошлом году Кудрин получил от Путина нагоняй за то, что предложил для увеличения ВВП уменьшить геополитическую напряженность.

Сельское хозяйство

Эксперты единодушно считают, что санкции лишь усилили негативный эффект от падения цен на нефть с середины 2014 года. То, как эти санкции были наложены — в ущерб в торговле и в финансировании для ближайших соратников Путина, запрет на экспорт товаров нового применения и на технологии по добыче в труднодоступных нефтяных месторождениях — они коснулись ровно 10% российской экономики, считает Андрей Мовчан, директор программы «Экономическая политика» Московского Центра Карнеги. Всемирный банк оценивает, что санкции обходятся ВВП примерно в половину одного процента роста.

Конечно, ограниченный доступ российских фирм к западному рынку капитала болезнен и сужает деловое пространство сейчас, когда наметился легкий рост. Зато обесценивание рубля, вызванное падением цен на нефть и — также мотивированным геополитикой — оттоком капитала, привело к удорожанию импорта. В аграрном секторе он вообще упал, потому что Россия в качестве ответного шага на санкции объявила эмбарго на импорт.

Это пошло на пользу российскому сельскому хозяйству, которое долгое время было заброшено. Потребители были вынуждены перейти на отечественные продукты. Российская аграрная продукция в годы рецессии 2015 и 2016 выросла на 2,6% или соответственно на 4,8%. По свинине и мясу птицы Россия стала обеспечивать себя полностью, по зерну она стала самым крупным экспортером. В парниковом овощеводстве рост составил 30%. Государство массивно поддерживает этот сектор. Частные лица инвестируют миллиарды.

Режим

Это не обходится без побочного ущерба для собственного населения. Качество собственной продукции отстает от такового с Запада, в то время как нехватка привела к значительному росту цен. Так всегда бывает при санкциях и торговых ограничениях, говорит преподающий в Чикаго российский экономист Константин Сонин: они понижают благосостояние народа, не причиняя вреда режиму.

Режим действительно пока не собирается где-либо менять свою геополитику. Да, жизненный стандарт и реальные зарплаты уменьшаются год за годом. ВВП на душу населения упал до уровня 2007 года. Но Путин тонко вывернулся. Более того, говорит Мовчан: на основании санкций он может переложить вину за экономический кризис на Запад. К этому стоит добавить, что для истеблишмента стало рискованным иметь богатство за рубежом, что дает Путину возможность усилить контроль за своими людьми.

За это они частично щедро вознаграждаются. На развитие российских эквивалентов западной продукции — программного обеспечения, гражданских самолетов — выделяются в качестве поддержки миллиарды: «Геннадий Тимченко, другой старый друг Путина, монополизировал торговлю лососем, поднял цены более чем на 200% и тем самым превратил свое хронически дефицитное рыбное предприятие в сверхприбыльный бизнес».

Выигравшие и проигравшие

В России много выигравших от санкций. Примечательно, что сейчас целых десять предпринимателей из аграрного сектора попали в список Форбс 200 богатейших россиян.

В материальном плане однозначно проиграл только Запад. По данным проведенного в конце 2016 года исследования австрийского экономического института, падение экспорта в Россию в 2015 году в ЕС составило по валовой добавленной стоимости примерно 40 миллиардов евро и затронуло примерно 900 000 трудовых отношений. Из них 44% относятся на счет санкций, а остаток на счет плохой экономической ситуации в России, а также из-за обесценивания валюты. Для Австрии ущерб составил 1,5 миллиардов евро и затронул 20 000 трудовых отношений. 36% падения австрийского экспорта приходится на санкции.