The National Interest: Пекин и Москва с каждым днем становятся все ближе

Версия для печати
0
0
0

Есть ли будущее у союза России и Китая, задается вопросом The National Interest.

Сценарий, который помимо всех остальных должен в большей степени беспокоить американских специалистов по оборонному планированию, заключается в мрачной, но все же редко обсуждаемой возможности того, что Китая и Россия могут каким-то образом участвовать в одновременном военном конфликте с Соединенными Штатами. Хотя ни Москва, ни Пекин не являются достаточно сильными, чтобы идти в ногу с Вашингтоном в условиях интенсивной, многолетней войны, хорошо скоординированные совместные усилия, без сомнения, могут доставить сверхдержаве серьезные проблемы.

Подобный сценарий по праву считался крайне маловероятным, отчасти потому, что главным уроком холодной войны стало, по-видимому, ошибочное представление о коммунистическом блоке как о монолитном образовании, хотя в действительности он был глубоко раздроблен. Можно утверждать, что трагической войны во Вьетнаме можно было бы избежать, если бы такие расколы были лучше понятны Вашингтону.

Но мир изменился, и доказательства того, что Москва и Пекин становятся с каждым днем все ближе, очевидны. Среди последних примеров их геостратегического объединения можно назвать, среди прочего, многочисленную китайскую делегацию на недавней российской арктической конференции в Архангельске, все более активную поддержку российского вмешательства в Сирии со стороны Китая, а также воздержание обеих держав относительно их категорических возражений против развертывания Америкой системы противоракетных комплексов THAAD в Южной Корее.

В опубликованной изданием Chinese Foreign Policy статье под названием "Заключить ли союз с Китаем? Национальные интересы России и вероятность китайско-российского альянса" изложены откровенные и относительно объективные доводы в связи с этим вопросом, имеющие важное значение для будущего мировой политики. Прежде всего, автор предполагает, что потенциал китайско-российского альянса мог бы стать революционной стратегией. Кроме того, он предположил, что такой подход поддерживают и другие значимые стратеги Пекина, такие как Чжан Вэньму, который заявил, что политика сдерживание США побудит Китай и Россию выстроить стратегию контрсдерживания. Автор этой статьи приходит к выводу, что альянс мог бы стать "эффективным инструментом" борьбы с "американским давлением". Вопрос огромной базы природных ресурсов России также считается весьма актуальным а контексте будущих размышлений Пекина на данную тему.

Автор приходит к следующему заключению: "Можно прогнозировать, что Россия станет главной целью усилий Китая по созданию альянсов". Далее объясняется, что "в борьбе с давлением со стороны США и их союзников Китаю необходимо государство, с которым он мог бы вступить в тесное сотрудничество для формирования надежного стратегического тыла, и государство это - Россия". В качестве положительных примеров обещаний потенциального альянса отмечаются последовательные ежегодные военные учения и предпринятые в 2012 г. практически одновременные стратегические ходы против японских претензий на Курильские острова. Кроме того, автор говорит, что увеличение поставок российской нефти и газа повысит энергетическую безопасность Китая. Он также предполагает наличие координации между Китаем и Россией по сложным дипломатическим вопросам, таким как Иран и Северная Корея. В интригующем заключительном замечании автор делает прогноз: "Растущая мощь России позволит ей усилить свои позиции в альянсе. Через десять лет вероятность китайско-российского союза возрастет".

И все же данное китайское исследование со своей впечатляющей объективностью вряд ли можно рассматривать как бескомпромиссное одобрение такого союза. Сохранение некоторых наиболее важных аспектов современного российско-китайского сотрудничества находится в рамках "политической и моральной поддержки", и автор, по всей видимости, признает, что оба партнера вполне удовлетворены высоким и стабильно повышающимся уровнем сотрудничества. Они не видят большой выгоды в документальном закреплении партнерских отношений, по крайней мере в ближайшей перспективе. Это туманное заявление означает, скорее всего, что Пекин задумал долгий и постепенный процесс, в ходе которого будет мудро избегать любых поспешных ходов.

Последним для рассмотрения пунктом является вывод автора о том, что "американская стратегия сжатия и сдерживания еще не достигла такого уровня, при котором создание альянса между этими двумя странами стало бы крайне необходимым". В этом утверждении заложена скрытая угроза: если Вашингтон ориентирован на активизацию процесса "перебалансировки", одним из возможных ответов Пекина стал бы активный поиск официально оформленного военного партнерства с Москвой.